При оценке заключения эксперта необходимо

Форма, структура и содержание заключения эксперта

В заключение эксперта необходимо различать форму и содержание. К содержанию заключения эксперта большинство ученых относят те фактические данные, которые в нем изложены.

По поводу формы заключения эксперта высказываются различные точки зрения. Так, например, некоторые относят к форме заключения такие элементы, как композиция заключения в целом, способы обоснования выводов, стиль изложения и др., т.е. логическую форму заключения эксперта. Процессуальная форма заключения эксперта, включает не только соответствие процессуальному закону содержания и формы самого заключения эксперта, но и правильность процессуальных действий, которые предшествовали созданию заключения эксперта: соблюдение процессуального порядка проведения тех следственных действий, с помощью которых формировалась исходная информация для проведения экспертизы, соблюдение процессуального порядка назначения и проведения экспертизы, соблюдение процессуальных норм, регламентирующих процессуальный статус лиц, принимающих участие в назначении и проведении экспертизы.

Статья 204 УПК РФ закрепляет основные требования к содержанию заключения эксперта. После производства необходимых исследований эксперт составляет заключение, в котором должно быть указано: когда, где, кем (фамилия, имя и отчество, образование, специальность, ученая степень, ученое звание, занимаемая должность), на каком основании была проведена экспертиза, кто присутствовал при производстве экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие исследования произвел, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы. Ведомственные инструкции содержат более подробные требования к заключению эксперта.

Традиционно в структуре заключения эксперта выделяют три части: вводную, исследовательскую (описательную) и выводы (резолютивную). Иногда выделяют еще четвертую часть – интегрирующую или синтезирующую.

Анализ ведомственных инструкций о порядке производства различных видов экспертиз позволяет установить, что во вводной части заключения содержатся следующие сведения: номер и дата составления заключения; должность эксперта, наименование экспертного учреждения, фамилия, имя и отчество эксперта, образование, специальность, стаж работы; подписка эксперта о том, что ему разъяснены его процессуальные права и обязанности и что ему разъяснена ответственность за дачу заведомо ложного заключения; основания для производства экспертиз (постановление следователя, лица, производящего дознание, прокурора или определение суда); номер уголовного дела, краткое изложение обстоятельств совершенного преступления, относящихся к предмету экспертизы; вид экспертизы; перечень объектов, представленных на экспертизу, с указанием даты поступления объектов, способа доставки и вида упаковки; ходатайства, заявленные экспертом, о предоставлении дополнительных материалов и результаты их рассмотрения; сведения о лицах, присутствующих при производстве экспертизы; справочно-нормативные документы (постановления, инструкции, методические пособия и руководства с указанием их наименований, техническая литература), которыми пользовался эксперт; перечень вопросов, поставленных перед экспертом; условия производства экспертизы, имеющие значение для проведения экспертного исследования (освещение, температура воздуха и др.); материалы дела, которые были предоставлены в распоряжение эксперта следователем и судом; при повторной экспертизе указываются также сведения об эксперте, проводившем первичную экспертизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы.

Вопросы, разрешаемые экспертом по своей инициативе также приводятся во вводной части заключения эксперта. Вопросы, поставленные перед экспертом, приводятся в заключении в той формулировке, в какой они указаны в постановлении о назначении экспертизы. Однако, если вопрос сформулирован не в соответствии с принятыми рекомендациями, но смысл его понятен, эксперт вправе сформулировать его в соответствии со своими специальными познаниями с обязательным приведением первоначальной формулировки. Если же смысл вопроса эксперту неясен, он должен обратиться за разъяснением к органу, назначившему экспертизу. При наличии нескольких вопросов эксперт вправе сгруппировать их изложив в такой последовательности, которая бы обеспечила наиболее целесообразный порядок исследования.

В инструкциях указывается на некоторые особенности в зависимости от вида (рода) той или иной экспертизы.

Во вводной части излагается информация, позволяющая определить предмет исследования и индивидуализировать данное заключение эксперта как единичный самостоятельный источник доказательств по конкретному уголовному делу. Во вводной части содержится также информация, гарантирующая незаинтересованность и объективность эксперта и его квалификацию и компетентность, а также достоверность объектов экспертного исследования.

Сведения, изложенные во вводной части заключения эксперта, имеют значение для определения допустимости и достоверности заключения эксперта как доказательства.

Исследовательская, или описательная, часть заключения эксперта имеет свои особенности в зависимости от конкретного вида и рода экспертизы.

Вне зависимости от особенностей исследовательской части заключения эксперта там указываются следующие сведения, которые являются общими вне зависимости от вида и рода экспертизы. В самом общем виде исследовательская часть экспертного исследования должна отражать ход экспертного исследования в той последовательности, в которой это имело место. В частности, в исследовательской части заключения эксперта должно быть указано: краткое описание исследуемых объектов; применяемые при исследовании средства, методы, методики и полученные результаты; проведенные эксперименты, их цель, содержание, условия, количество, устойчивость полученных результатов, использованные для их фиксации средства и методы; выявленные в результате исследования существенные признаки и свойства объектов; способы и приемы сравнительного исследования выявленных признаков, результаты оценки установленных между ними совпадений и различий.

В исследовательской части заключения необходимо также указать справочно- нормативные материалы и литературные источники. Описание исследования осуществляется обычно в соответствии со схемой исследования. Так, при идентификационных исследованиях выделяются аналитическая стадия, которая заключается в раздельном исследовании объектов и свойств. Сравнительная стадия состоит в установлении совпадений и различий свойств объектов. Интегрирующая стадия, заключающаяся в комплексной оценке результатов исследования. Соответствующим образом строится и структура исследовательской части заключения.

Методика исследования описывается таким образом. чтобы можно было судить о полноте ее применения экспертом, а при необходимости проверки достоверности выводов можно было бы повторить это исследование.

Исследовательская часть должна излагаться языком понятным для лиц, не имеющих экспертных познаний. В исследовательской части заключения комплексной экспертизы исследование каждого эксперта. его оценки и выводы излагаются отдельно. Совместная же оценка результатов комплексного исследования, к которой пришли эксперты, излагается в конце исследовательской части заключения.

Сведения, которые содержатся в описательной части заключения, имеют доказательственное значение, а так же являются отправными для установления допустимости и достоверности выводов, изложенных в заключении эксперта.

В интегрирующей части заключения дается общая суммарная оценка результатов проведенного исследования и обоснование выводов, к которым пришел эксперт. Синтезирующий элемент заключения не всегда выделяется в самостоятельную часть.

Выводы эксперта представляют собой самостоятельную часть заключения эксперта, именно выводы несут основную доказательственную нагрузку в заключении эксперта. В литературе сформулированы требования, предъявляемые к выводам, изложенным в заключении эксперта. Требование квалифицированности вывода означает, что вывод сделан в результате проведенного исследования на основе специальных познаний. Требование определенности означает, что вывод должен быть сформулирован таким образом, чтобы не допускать множественности толкований. Требование доступности означает, что цепь умозаключений эксперта должна быть доведена до такой степени, чтобы вывод, сделанный на основе специальных познаний, был понятен лицам, которые этими познаниями не обладают. Эти требования нашли свое отражение и в ведомственных инструкциях о порядке производства тех или иных видов экспертиз.

Общее правило оценки заключения эксперта дано в ст. 88 УПК РФ. Заключение эксперта как и все другие доказательства не имеет заранее установленной силы и оцениваются по общим правилам, т.е. по внутреннему убеждению. Сила и значение любого из доказательств, какими бы особенностями оно не обладало, заранее в законе не определяется Качественность и сила каждого доказательства определяется следователем и судом в рамках конкретного уголовного дела в совокупности с другими доказательствами, полученными как из данного вида источника так и из других.

Верховный Суд СССР в постановлении Пленума от 16 марта 1971 года констатировал, что заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и как и все другие доказательства оценивается по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном рассмотрении всех обстоятельств дела.

Оценка заключения эксперта включает в себя два взаимосвязанных момента:

1) проверку соответствия выводов эксперта другим собранным по делу доказательствам;

2) анализ самого экспертного заключения, т.е. проверку научных положений, использованных экспертом, и всего хода экспертного исследования, а так же установление того, вытекает ли логически заключение эксперта из указанных в нем научных положений и данных исследования.

Доказательственное значение заключения эксперта не ожжет определятся какими-либо заранее известными, установленными условиями. Поэтому недопустимо противопоставлять заключения экспертов, как более «достоверные» показаниям свидетелей, потерпевших и т.д. Заключение эксперта, отличаясь от всех других доказательств тем что оно как правило основывается на данных науки и возникает в результате исследования уже собранного по делу доказательственного материала, тем не менее не является лучшим, более ценным доказательствам.

Доказательственное значение заключения эксперта определяется его обоснованностью полнотой убедительностью, т.е. объективными качествами, установление которых должно производится субъектами доказывания.

З.Э. оценивается с точки зрения его обоснованности полноты и достоверности, т.е. в научно-фактическом отношении, а так же с точки зрения его законности, соблюдения процессуальных норм при назначении и проведении экспертизы, т.е. в юридическом отношении.

При оценке заключения эксперта необходимо проверить был ли соблюден процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы.

На предварительном следствии это включает в себя ознакомление обвиняемого, и его защитника подозреваемого, а в некоторых случаях и потерпевшего и свидетеля (см. ст. 198 УПК РФ) с постановлением о назначении экспертизы и разъяснение ему его прав, которыми он обладает при производстве экспертизы.

После окончания экспертизы обвиняемый, подозреваемый должен быть ознакомлен с заключением эксперта, при этом он приобретает ряд прав. При оценке допустимости заключения эксперта необходимо проверить не подлежит ли эксперт отводу. Это в основном относится к тому эксперту, данные о специальности и компетентности которых должен выяснить сам следователь. Если экспертиза проводится в экспертном учреждении, то непосредственно эксперта определяет руководитель экспертного учреждения, который осведомлен и специализации своих работников.

Если при оценке заключения выяснится, что эксперт подлежал отводу, заключение лишается всякого доказательственного значения. По тем же вопросам должна быть проведена новая экспертиза, поручаемая другому эксперту.

Оценивая допустимость заключения необходимо проверить правильность его оформления, наличие всех необходимых реквизитов, указанных в законе.

Важное значение для оценки заключения эксперта имеет допустимость объектов, исследовавшихся экспертом. Если они будут признаны недопустимыми, то свойство допустимости теряет и само заключение. Поэтому всегда должна быть проверена процессуальная доброкачественность объектов экспертного исследования. Для этого нужно установить, был ли законным способ их получения. Должен быть соблюден процессуальный порядок получения следователем этих объектов.

Следующим элементом оценки заключения эксперта является определение его достоверности. Прежде всего должно быть проверено насколько обоснованы выводы эксперта, достаточно ли они аргументированы и подтверждены проведенными исследованиями. С этой точки зрения необходимо проверить надежность и научную обоснованность методик, применяемых экспертом для дачи заключения. Как правило эксперты, работающие в экспертных учреждениях проводят исследования по заранее разработанным методикам, официально апробированным и утвержденным. Обычно их надежность достаточно высока. Тем не менее, в ходе процесса доказывания обоснованность экспертной методики может быть поставлена под сомнение кем-нибудь их участников процесса, что становится предметом активного обсуждения в судебной заседании В таких ситуациях оценка обоснованности заключения эксперта сводится по существу к определению обоснованности примененной экспертом методики. Помимо надежности примененной экспертом методики при оценки обоснованности заключения эксперта нужно учитывать достаточность представленного эксперту доказательственного материала. Эксперты не всегда используют свое право заявлять ходатайство о предоставлении дополнительных материалов и иногда дают заключение на основе недостаточной совокупности таких, что может привести к экспертной ошибке.

Существенным моментом, влияющим на обоснованность заключения эксперта является правильность предоставленных эксперту исходных данных, т.е. таких данных, которые эксперт получает от следователя или лица, производящего дознание в качестве готовых посылок для выводов. Если эти данные не соответствуют действительности, то и заключение эксперта будет недостоверным, даже если никаких ошибок в исследовании ими допущено не было. Поэтому оценка достоверности таких заключений фактически сводится к оценке правильности исходных данных.

Следующим компонентом оценки обоснованности заключения эксперта является определение полноты проведенного экспертного исследования. Экспертные ошибки допускаются иногда потому. что эксперт недостаточно полно провел исследование. В ряде случаев заключение ставится под сомнение потому, что эксперт не применил всех современных методов и методик исследования. По этому основанию может быть назначена повторная экспертиза. В постановлении о назначении экспертизы следователь вправе предложитьэксперту применить определенные методы исследования. Но в целом выбор методов и методик исследования относится к специальным познаниям эксперта. Поэтому ни следователь , ни суд не справе давать эксперту указанияо выборе методик исследования, так как таким образом они могут повлиять на объективность и достоверность заключения эксперта. Постановление Пленума Верховного Суда “О судебной экспертизе” от 16 марта 1971 г. подтверждает это.

Вопрос о способе проведения экспертизы входит в компетенцию эксперта. При оценке обоснованности заключения эксперта необходимо проверить насколько вывод эксперта подтверждается проведенными им исследованиями. Это наиболее сложный момент оценки, так как лицам, не обладающим соответствующими специальными познаниями, весьма затруднительно оценить те данные, которыми оперировал эксперт. Помимо обоснованности в оценку достоверности заключения эксперта входит определение его правильности. Правильность заключения эксперта в отличие от обоснованности оценивается путем сопоставления заключения с другими собранными по делу доказательствами. Может быть. что заключение по своему содержанию не вызывает каких-либо сомнений, однако противоречит другим материалам дела. Обычно в таких случаях назначается повторная экспертиза. В результате либо выявляются какие-либо недочеты первого исследования или подтверждаются и получает дополнительное обоснование первоначальный вывод. Основанием назначения повторной экспертизы может быть несогласие с заключением обвиняемого, особенно когда оно им активно оспаривается.

Последним этапом оценки заключения эксперта является определение его доказательственного значения. Доказательственное значение заключения может быть различным. Это зависит от многих обстоятельств: от того, какие факты установлены экспертом, от характера дела, от конкретной ситуации, в частности, от имеющихся на данный момент совокупности доказательств.

Прежде всего доказательственное значение заключения эксперта определяется тем какие обстоятельства им устанавливаются, входят ли они в предмет доказывания по делу или являются доказательственными фактами.

Оценка заключения эксперта

Поскольку заключение эксперта является одним из доказательств, в соответствии с законом оно подлежит оценке следователем (судом).

Оценка заключения эксперта является одним из видов оценки доказательств, осуществляемой следователем (судом), участниками процесса. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает правила оценки доказательств, согласно которым оценке подлежат все имеющиеся доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности результатов и в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК).

Это интересно:  Объект вспомогательного назначения градостроительный кодекс

Что касается относимости и допустимости, то, как и в случае с вещественными доказательствами, под относимостъю понимается отношение установленных доказательств к предмету доказывания или отдельным его элементам. Чаще всего факты, установленные в результате производства экспертизы, относятся к объективной стороне преступления: каким способом, с помощью каких средств, каким образом, в какое время и т.д. было совершено преступление.

Однако эти факты могут способствовать и установлению обстоятельств, характеризующих иные признаки состава преступления, помогать в его уголовно-правовой оценке, правильной квалификации преступления, установлении личности преступника (субъекта преступления), определении вины, мотивов и целей преступления. Другими словами, оценивая заключение эксперта с позиций относимости, следует иметь в виду, что факты, установленные экспертным путем, могут иметь отношение к любому из элементов состава преступления.

Под допустимостью понимают пригодность сведений, установленных экспертным путем, именно в качестве судебных доказательств и возможность их использования в доказывании. При определении допустимости доказательств учитывается законность источников, средств, приемов и других условий получения доказательств и их использования. Те доказательства, которые получены с нарушением требований УПК, согласно ч. 1 ст. 75 являются недопустимыми, не имеют юридической силы, не могут использоваться для доказывания и быть положены в основу обвинения.

Сложнее обстоит дело с достоверностью. Определение достоверности вызывает наибольшее затруднение при оценке заключения, поскольку она предполагает глубокое изучение именно его содержания. Следует учитывать, что оценке подлежит не только формальная, но и содержательная сторона экспертного заключения.

Формальная оценка достоверности подразумевает проверку достаточности представленного на исследование материала (в том числе и образцов для сравнительного исследования), а также исходных данных (фактов, установленных следственным путем); соответствие количества выводов количеству поставленных перед экспертом вопросов и т.п.

Содержательная сторона оценки достоверности включает в себя компетентность эксперта; научную обоснованность применяемых методов, средств, методик исследования; правильность и правомерность использования последних; логичность умозаключений эксперта; полноту и обстоятельность проведенного исследования; правильность выявленных экспертом признаков и, как результат, обоснованность сделанных им выводов; соответствие последних промежуточным результатам и проведенному исследованию в целом, их логическую непротиворечивость.

Вопросы компетентности эксперта возникают не только при назначении экспертизы, но и при оценке заключения эксперта. Как уже указывалось, эксперт считается некомпетентным для разрешения задач экспертизы какого-либо вида, если он не владеет соответствующими теорией и методикой. При назначении экспертизы компетентность эксперта устанавливается лишь на основе тех данных об эксперте, которыми следователь (суд) владеет на момент назначения.

При оценке заключения необходимо изучить:

— во-первых, фигурирующие в заключении данные, характеризующие эксперта с точки зрения специалиста в определенной области знаний;

— во-вторых, соответствуют ли эти специальные знания тем вопросам, которые поставлены перед экспертом;

— в-третьих, требуются ли для разрешения этих вопросов специальные знания данного профиля;

— в-четвертых, соответствуют ли компетенции эксперта, его специализации те средства и методы, которые он использовал для разрешения поставленных перед ним вопросов. Здесь же необходимо оценить, не вышел ли эксперт за пределы своей компетенции.

В литературе неоднократно поднимался и поднимается до сих пор вопрос о владении экспертом знаниями юридической стороны уголовного или гражданского дела и на этой основе — производстве им так называемых правовых» экспертиз. Проблема возможности производства правовой экспертизы не нова, однако практика и публикации последних лет заставляют нас вновь обратиться к ней.

Еще в прошлом веке известный русский юрист И.Я. Фойницкий писал: «Экспертиза не решает юридических (правовых) вопросов, их решают следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, суд. Решение с помощью экспертизы правовых вопросов было бы коренным извращением судебной экспертизы». Такой же точки зрения придерживался и М.С. Стротович, отмечая, что «следует твердо установить, что всегда и при всех условиях эксперт может рассматривать факты лишь с точки зрения своей научной специальности, а поэтому вопросы правового характера к его компетенции не относятся, их решение принадлежит следователю, прокурору и суду, но не эксперту».

Данное утверждение, на наш взгляд, совершенно справедливо. Аргументы в пользу такой позиции следующие. Во-первых, согласно ч. 3 ст. 57 УПК эксперт вправе давать заключение в пределах своей компетенции, т.е. экспертиза призвана решать лишь те вопросы, которые не выходят за пределы специальных знаний эксперта. Вопросы же права являются прерогативой органов расследования.

И хотя нередко эксперт — представитель экспертного учреждения — обладает достаточными знаниями в области права, точно так же, как лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд, обладая специальными (неюридическими) знаниями, по закону не в праве заменять эксперта, эксперт не имеет права вторгаться в область деятельности органов расследования, совмещая в одном лице функции эксперта и органа расследования. Если же эксперт при разрешении вопросов берет на себя функции, относящиеся к сфере деятельности следствия и суда, то его заключение лишается силы судебного доказательства. Экспертиза не толкует закон.

Судебная практика знает многочисленные случаи отклонения заключения эксперта как доказательства по делу на том основании, что эксперт при обосновании своих выводов вышел за пределы своей науки и присвоил не свойственные ему функции судебных и следственных органов по оценке имеющихся в деле доказательств.

Иногда сторонники «правовой экспертизы» ссылаются на практику упоминания в заключении эксперта тех или иных норм некоторых подзаконных актов и на этом основании утверждают, что эксперт решает правовые вопросы. Это не так. Нормы, о которых идет речь, содержатся в ряде наставлений, инструкций и т.п. Примером подобного акта могут служить ПДД. Эксперт-автотехник иногда вынужден в заключении отмечать, соответствуют ли действия того или иного участника дорожного движения предписанным правилам.

Но здесь нет толкования права, речь идет о решении чисто технических вопросов, и сами нормы носят технический характер, хотя в целом акт может являться и правовым. Такая же ситуация складывается при проведении пожарно-технических экспертиз, когда эксперт вынужден указать в заключении, каюте вопросы пожарной безопасности нарушены. Но и в том, и в другом случаях эксперт не решает основного вопроса — об ответственности за нарушение этих норм, о вине тех или иных должностных лиц или иных граждан.

Эксперт самостоятелен как в выборе суммы научных положений, так и в определении объема излагаемого научного материала. Однако, решая для себя эти вопросы, он обязан постоянно помнить, кому адресованы результаты исследования, т.е. о тех лицах, которым предстоит оценить его заключение. Другими словами, эксперт должен излагать ход и результаты исследования доступным литературным языком, указывая на выявленные в ходе исследования свойства и признаки объекта (факта, явления), мотивированно объясняя их, применяя при исследовании апробированные методики и подробно объясняя специальные методические положения, новые малоизвестные методы и средства исследования со ссылкой на литературные источники. Мотивированными должны быть не только окончательные, но и промежуточные выводы.

И формальная, и содержательная стороны заключения эксперта должны оцениваться в совокупности. Если в результате оценки содержательной стороны было установлено, что экспертное исследование с точки зрения научной обоснованности проведено безупречно, но при этом исследованию были подвергнуты ненадлежащие объекты, выводы не могут быть признаны правильными, и наоборот. Не могут быть признаны обоснованными и такие выводы, которые получены в результате полного проведения исследования и установления экспертом достаточных для правильного вывода фактов, но неверно им объясненные.

Установление всех возможных фактических данных экспертным путем предполагает применение в ходе исследования определенных научных положений и методов исследования. Методы являются одной из составляющих экспертной методики. Оценить научную обоснованность используемой в ходе исследования методики означает выяснить, во-первых, кем и когда она была рекомендована, прошла ли она апробацию, является ли общепризнанной, во-вторых, правильно ли применена данная методика, т.е. все ли рекомендованные ею методы и в нужной ли последовательности использованы экспертом.

Особую трудность представляет оценка методик компьютерной экспертизы, а также методик, базирующихся на использовании компьютерной техники. Дело в том, что не все экспертные методики данного рода экспертизы прошли стандартизацию и паспортизацию, многие из них еще не апробированы, а потому их оценка связана с определенными трудностями. Как и при оценке экспертиз других родов (видов), правильность выводов здесь зависит прежде всего от научной обоснованности примененной методики, от полноты проведенного исследования, от надежности представленных на исследование данных и т.п. Но этим не ограничивается оценка заключения, поскольку необходимо также оценить надежность примененных аппаратных и программных средств, степени надежности программы.

Чаще всего следователь (суд) владеет знаниями о компьютерных средствах на уровне пользователя, что, конечно же, является недостаточным для оценки заключений данного рода экспертизы. Оценка же заключений компьютерной экспертизы предполагает обязательное владение соответствующими специальными знаниями в сфере информационных компьютерных технологий. Выход из сложившегося положения заключается в следующем.

В заключениях эксперта для облегчения процедуры оценки следователем (судом) необходимо указывать сведения о разработчиках программы, кем она одобрена и кем рекомендована к использованию, т.е. те признаки, по которым можно произвести формальную оценку. Что же касается оценки самой программы, то при необходимости следователь (суд) может воспользоваться либо соответствующей специальной литературой, либо помощью специалистов должного профиля, либо помощью института конкурирующей экспертизы. Именно в состязательности конкурирующих экспертных заключений заложена объективная возможность оценки заключения следователем и судом.

Как уже было сказано, оценке подлежат не только научная обоснованность методов и средств, входящих в методику, но и промежуточные и окончательные выводы. Выводы должны быть оценены и с точки зрения их правильности, и с точки зрения их логической непротиворечивости ходу и результатам исследования, и с точки зрения их истинности. Под правильностью выводов эксперта понимается правильная оценка последним выявленных признаков, их соответствие сформулированным выводам.

Логическая непротиворечивость оценивается путем изучения всего хода проведенного исследования, логической обоснованности окончательных выводов промежуточными результатами. Истинность выводов — их сопоставлением с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела. Оценке подлежат любые выводы независимо от того, являются ли они категорическими, вероятными, либо эксперт констатирует невозможность ответа на поставленные перед ним вопросы (например, из-за отсутствия научно разработанной методики). Такая оценка необходима, чтобы исключить возможные экспертные ошибки, результатом которых стали те или иные выводы.

Экспертные ошибки — результат добросовестного заблуждения эксперта. В литературе принято делить их на ошибки процессуального характера, гносеологические и деятельностные (операционные). Первые заключаются в нарушении экспертом процессуальных режима и процедуры экспертного исследования (выход эксперта за пределы компетенции, несоблюдение по незнанию процессуальных требований к заключению и т.п.).

Гносеологические ошибки коренятся в сложностях процесса экспертного познания и подразделяются на логические (нарушение законов и правил логики или их некорректное применение) и фактические (предметные) — искаженные представления об отношениях между предметами объективного мира. Деятельностные ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями и процедурами с объектами экспертного исследования (нарушение предписанной последовательности этих процедур, использование непригодных средств исследования и т.п.).

Причины экспертных ошибок могут быть объективными, т.е. не зависящими от эксперта как субъекта экспертного исследования, и субъективными, коренящимися в образе мышления и (или) действиях эксперта.

Ошибки могут быть обнаружены самим экспертом, комиссией экспертов при обсуждении результатов исследования, руководителем экспертного учреждения (подразделения), при оценке заключения следователем или судом. Если ошибка обнаружена последними, в некоторых случаях она может быть «нейтрализована» допросом эксперта (ч. 1 ст. 205 УПК) или назначением дополнительной экспертизы. В противном случае возможно назначение повторной экспертизы.

В заключение — об оценке повторной экспертизы. Как уже было сказано, при повторной экспертизе решаются те же самые вопросы и исследуются те же самые объекты, что и при первичной. И хотя эксперт, проводящий повторную экспертизу и сделавший соответствующие выводы, тем самым способствует следователю (суду) в оценке заключения первичной экспертизы, оценка заключения повторной экспертизы проходит те же этапы, что и оценка первичной.

Причем как само заключение, так и выводы повторной экспертизы не имеют никаких преимуществ по отношению к первичной, несмотря на возможные расхождения как в применяемых методах, средствах, методиках, так и в полученных результатах и в сформулированных выводах. И то, и другое заключения должны быть оценены с позиций относимости, допустимости, достоверности, достаточности. Отдавая предпочтение заключению первичной или повторной экспертизы, следователь и суд должны мотивировать свое несогласие с одним из заключений. Мотивы несогласия излагаются в обвинительном заключении, постановлении, приговоре суда.

Оценка заключения эксперта

Понятие и порядок оценки заключения эксперта

Известно, что под оценкой заключения судебного эксперта понимают процесс установления достоверности, относимости и допустимости заключения, определения форм и путей его использования в доказывании. Заметим также, что процессуальная процедура получения этого доказательства после назначения судебной экспертизы осуществляется не субъектами, ее назначившими, и поэтому обязанностью последних является проверка соблюдения этой процедуры.

При оценке заключения эксперта судом и участниками процесса на практике возникает довольно много проблем, что зачастую приводит к ошибкам.

На практике довольно распространена такая проблема, как чрезмерное доверие к заключению эксперта. Считается, что коль скоро оно основано на точных научных положениях, то не может быть и каких-либо сомнений в его достоверности. Поэтому оценка его достоверности проводится некритично и выводы чаще всего принимаются на веру. И это понятно, поскольку суд не в состоянии оценить ни научную обоснованность выводов, ни правильность выбора и применения методов исследования, ни соответствие этого метода современным достижениям данной области научного знания, поскольку для такой оценки судьи должны обладать теми же познаниями, что и эксперт.

Но, несмотря на, несомненно, особенное положение заключения эксперта в системе доказательств, оно, как и все другие доказательства, не имеет никакой заранее установленной силы и оценивается по общим правилам, то есть по внутреннему убеждению. Да и саму обоснованность приведенных научных положений необходимо проверить.

Встречаются и иные ситуации, когда суд в приговоре ссылается на заключение эксперта, выводы которого вообще не могут рассматриваться в качестве доказательств. Таковыми являются, например, выводы о том, что «след обуви, изъятый при осмотре места происшествия, пригоден для идентификации», что «.. .на предмете, представленном на исследование, обнаружена кровь человека в количестве, недостаточном для определения ее групповой принадлежности». В подтверждение сказанного можно привести следующий пример. П. обвинялся в том, что он беспричинно из хулиганских побуждений избил Г. Согласно показаниям свидетелей они видели в руках П. палку, однако не могли точно утверждать, наносил ли П. этой палкой удары потерпевшему. При осмотре места происшествия были изъяты два деревянных бруска со следами разлома, на одном из которых обнаружены пятна вещества бурого цвета, похожего на кровь. Назначенная по делу трасологическая экспертиза подтвердила, что эти два бруска ранее составляли одно целое. На основании этого вывода оба бруска были приобщены следователем к делу в качестве вещественных доказательств. В описательно-мотивировочной части приговора суд указал, что «виновность подтверждается заключением трасологической экспертизы». Однако данное заключение не имеет отношения к доказыванию вины П., поскольку не подтверждает факт нанесения П. ударов потерпевшему этой палкой

Это интересно:  Импорт товаров бухгалтерский и налоговый учет 2020

Заключение эксперта, как и любое другое доказательство, подлежит оценке с точки зрения допустимости, достоверности и относимости.

Оценка допустимости. Как и любое другое доказательство, заключение эксперта может быть признано недопустимым, если оно получено с нарушением требований УПК. Прежде всего должно быть проверено, соблюден ли процессуальный порядок назначения и проведения экспертизы, предусмотренная законом процедура, в том числе, соблюдена ли процедура постановки вопросов перед экспертом.

При оценке допустимости заключения эксперта помимо соблюдения процессуального порядка и процессуальной формы экспертизы должно быть проверено также, не подлежит ли эксперт отводу, то есть, достаточно ли он компетентен и не заинтересован ли он в исходе дела. Компетенция эксперта очень сложно поддается оценке. В заключении указывается образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность, но все это, даже ученая степень и звание, еще не свидетельствует о компетентности эксперта в вопросах конкретного экспертного исследования.

Если экспертиза проводится в экспертном учреждении, то непосредственно эксперта определяет руководитель этого учреждения, который хорошо осведомлен о специализации своих работников, и где все эксперты проходят в установленном порядке аттестацию по своей специальности. Поэтому практически основанием для отвода таких экспертов может служить лишь выявившаяся их личная заинтересованность в исходе дела. Определение же компетентности негосударственных экспертов остается сложной задачей.

И наконец, оценивая допустимость заключения, необходимо проверить правильность его оформления, наличие всех необходимых реквизитов, указанных в законе (они рассматривались в §1.2.). Несоблюдение данного требования может повлечь потерю доказательственной силы.

Важное значение для оценки заключения эксперта имеет допустимость объектов, исследовавшихся экспертом. Если эксперт использовал, недостаточные материалы или же опирался на сомнительно установленные факты, а также односторонние сведения, то заключение его делается сомнительным. Поэтому всегда должна быть проверена процессуальная доброкачественность объектов экспертного исследования. Для этого нужно, прежде всего, установить, был ли законным способ их получения, а способ хранения надлежащим.

Оценка достоверности. Прежде чем оценивать заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами по делу, необходимо тщательно проанализировать его достоверность.

Достоверное заключение эксперта это значит в объективном смысле истинное заключение, то есть полностью отражающее действительность. После того как заключение признано допустимым, нужно установить, насколько оно соответствует действительности. Это очень сложный момент оценки, во всяком случае, здесь нет таких четких формальных критериев, как при оценке допустимости. Как же определяется достоверность заключения эксперта.

По поводу достоверности интересно высказывался А.К. Педенчук. Он ввел понятие разных видов достоверности, отмечая, что механизм достижения знания у всех разный. Относительно заключения эксперта он говорит о трех видах достоверности: полной, научной и конкретной. Полная достоверность базируется на общей культуре, специальных познаниях и личных качествах субъекта познания. Научная достоверность основывается на естественнонаучном, общественно-научном знании, определяющем уровень развития науки к соответствующей предметной деятельности. Конкретная достоверность характеризует отношение субъекта к законченному циклу исследований и выражает уверенность его в истинности знания, полученного в результате решения частной экспертной задачи.

Именно этот вид достоверности, интегрирующий все стороны оценки полученного знания, кладется в основу принятия различного рода решений.

Прежде всего, должно быть проверено, насколько обоснованы выводы эксперта, достаточно ли они аргументированы, подтверждены проведенными исследованиями. Поэтому сначала нужно проанализировать само заключение эксперта (вне связи его с другими доказательствами по делу), его содержание и структуру, внутреннюю логику.

Такой анализ должен включать в себя проверку того, насколько надежна примененная экспертом методика. Как правило, эксперты проводят исследования по заранее разработанным методикам, официально апробированным и утвержденным. Надежность их обычно достаточно высока. Тем не менее, в судебной практике бывают случаи, когда научная обоснованность экспертной методики ставится под сомнение кем-нибудь из участников процесса и становится предметом активного обсуждения в судебном заседании. Чаще всего это делается в отношении нетрадиционных, недавно созданных методик, не получивших еще всеобщего признания. К примеру, в последнее время в связи с отменой в стране единой и общеобязательной идеологии появились различные альтернативные подходы в судебной психологии и психиатрии, бывшие ранее у нас фактически под запретом, но широко распространенные за рубежом. В связи с этим вполне возможна непривычная для нас ранее картина, когда в суде два эксперта с различными методологическими установками обосновывают прямо противоположные выводы. В таких ситуациях оценка обоснованности заключения эксперта сводится по существу к определению обоснованности примененной экспертом методики. Однако пока что на практике чаще всего ставится под сомнение не научная обоснованность экспертной методики, а правомерность ее применения в данном конкретном случае.

В практике встречаются также случаи использования экспертами устаревших или нерекомендованных методик, неправильного выбора коэффициентов или иных табличных данных, что необходимо учитывать при оценке достоверности заключения эксперта.

В последнее время все большее число экспертных исследований проводится с использованием ЭВМ. В зависимости от степени формализации исследования роль математических методов может быть различной: от вспомогательных, применяемых наряду с традиционными, до основных, когда практически все расчеты осуществляются на ЭВМ (например, в автотехнической экспертизе). В таких случаях правильность вывода зависит от надежности примененной программы для ЭВМ. При оценке этого нужно иметь в виду, что по установленному в экспертных учреждениях порядку каждая программа, прежде чем она допускается к использованию в экспертной практике, должна пройти установленную процедуру апробации и утверждения. Причем данные об этом отражаются в заключении. Поэтому имеется возможность проверки надежности программы по формальным признакам: кем она создана, когда и каким органом одобрена и рекомендована к применению и т. п. Программа, не отвечающая установленным формальным требованиям, может быть поставлена под сомнение, а это, в свою очередь, может послужить основанием для оспаривания экспертного заключения.

Помимо надежности примененной экспертом методики (включая и программу для автоматизированного экспертного исследования) при оценке обоснованности заключения эксперта нужно учитывать достаточность представленного эксперту исследовательского материала. На практике эксперты не всегда используют свое право заявить ходатайство о предоставлении дополнительных материалов и иногда дают заключение на основе недостаточной совокупности таких материалов, что может привести к экспертной ошибке.

Существенным моментом, влияющим на обоснованность заключения эксперта, является правильность представленных эксперту исходных данных, то есть таких данных, которые эксперт получает от следователя или суда в качестве готовых посылок для вывода. Особенно характерно это для автотехнической экспертизы, в частности, при решении вопроса, имел ли водитель техническую возможность предотвращения наезда. Такой вывод эксперта целиком зависит от того, какие данные (о скорости движения транспортных средств и пешеходов) представлены эксперту, и если такие данные в суде изменились (например, выяснится, что потерпевший не переходил, а перебегал улицу), то и вывод эксперта может измениться на прямо противоположный. Естественно, что заключения эксперта в таких экспертизах зависят от правильности представленных ему исходных данных. Если эти данные не соответствуют действительности, то и заключение эксперта будет недостоверным, даже если никаких ошибок в расчетах им допущено не будет. Поэтому оценка достоверности таких заключений фактически сводится к оценке правильности исходных данных.

Здесь нужно иметь в виду следующее. Во-первых, оценка правильности исходных данных не входит в компетенцию эксперта. Эти данные устанавливаются не экспертным, а следственным путем, обычно посредством производства различных следственных действий (допросов, осмотров, экспериментов). Максимум, что может сделать эксперт — это обратить внимание следствия или суда на техническую несостоятельность чьих-либо показаний (например, что такая скорость технически недостижима для данной модели транспортного средства). В целом же отбор требуемых эксперту исходных данных образует исключительную прерогативу следствия и суда. Между тем на практике очень сильна тенденция (и у следователей, и у самих экспертов) возложить эту функцию на экспертов. Нередко следователи представляют эксперту все материалы дела (подчас с противоречивыми показаниями), откуда эксперт и отбирает те данные, которые представляются ему более правдоподобными. В таких случаях заключение может быть оспорено или признано недостоверным уже по тому основанию, что эксперту не были официально представлены исходные данные (т.е. не были указаны в постановлении или определении о назначении экспертизы).

Во- вторых. Если в материалах дела имеются противоречивые сведения об этих данных, то эксперту может быть представлено несколько вариантов для расчета (так называемый условно-альтернативный вывод типа: если потерпевший двигался с такой-то скоростью, то водитель имел техническую возможность предотвращения наезда, а если с такой-то, то не имел). Такой дополнительный вариант может быть задан эксперту по инициативе суда или по ходатайству участников процесса, а по итогам судебного разбирательства суд примет какой-то из них, в зависимости от того, какие исходные данные признает достоверными. Если же никакому варианту отдать предпочтение невозможно, т.е. если остаются неустранимые сомнения, то они толкуются в пользу обвиняемого, и должен приниматься вариант, наиболее благоприятный для обвиняемого.

Следующим компонентом оценки обоснованности заключения эксперта является определение полноты проведенного экспертом исследования (например, все ли три полости вскрывались при исследовании трупа). Экспертные ошибки допускаются иногда потому, что эксперт недостаточно полно провел исследование. По этому основанию может быть назначена повторная экспертиза. В постановлении (определении) о назначении экспертизы (особенно повторной) следователь и суд вправе предложить эксперту применить определенные методы исследования. Так, довольно часто суды ставят под сомнение выводы амбулаторной судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы и назначают стационарную. Указание следователя или суда о применении определенного метода (способа) исследования является для эксперта обязательными, и он должен их выполнить (или, при наличии к тому оснований, обосновать невозможность их применения).

Далее, при оценке обоснованности заключения эксперта необходимо проверить, насколько вывод эксперта подтверждается проведенными им исследованиями. Это, пожалуй, наиболее сложный момент оценки, так как лицам, не обладающим соответствующими специальными познаниями, весьма затруднительно оценить те данные, которыми оперировал эксперт (например, достаточна ли выявленная экспертом совокупность идентификационных признаков почерка). Тем не менее, какие-то возможности для такой оценки имеются. Иногда эксперты при построении вывода не учитывают обстоятельств, имеющих существенное значение, хотя они указаны в постановлении (определении) о назначении экспертизы. Такие недостатки вполне могут быть выявлены при оценке экспертного заключения.

Помимо обоснованности в оценке достоверности заключения эксперта входит определение его правильности. Как известно, сомнение в правильности заключения эксперта, наряду с его необоснованностью, является основанием назначения повторной экспертизы.

Правильность заключения эксперта, в отличие от обоснованности, оценивается путем сопоставления заключения с другими собранными по делу доказательствами. Бывают случаи, когда заключение по своему содержанию не вызывает каких-либо сомнений или нареканий, однако противоречит другим материалам дела. Обычно в таких случаях назначается повторная экспертиза. В результате либо выявляются какие-то недочеты первого исследования, не замеченные ранее, либо подтверждается и получает дополнительное обоснование первоначальный вывод. Основанием назначения повторной экспертизы может быть и несогласие с заключением обвиняемого, особенно когда оно им активно оспаривается (показания обвиняемого — тоже материалы дела).

Если эксперт, производивший повторную экспертизу, подверг критическому анализу заключение первичной экспертизы, оба эти заключения должны быть оценены в совокупности. В том числе необходимо проанализировать обоснованность критики первой экспертизы, содержащейся в заключении повторной экспертизы, особенно если имеется расхождение в выводах. Заметим, что критика может касаться только сущности проведенного экспертного исследования, использованных при этом методик. Эксперт не вправе подменять следователя или суд и давать оценку доказательственному значению выводов, субъективным или юридическим основаниям дачи ошибочного первичного заключения.

По мнению коллектива авторов учебника «Теория судебной экспертизы» единственной возможностью проверки научной обоснованности и достоверности экспертного заключения является реальная состязательность экспертов, для достижения которой необходимо предоставить право назначения судебных экспертиз не только суду и стороне обвинения, но и стороне защиты, которая пока может только ходатайствовать о назначении экспертизы. Право назначать экспертизы должны иметь и стороны в гражданском и арбитражном процессе. Кроме того, настало время, избегая нежизненных формулировок, четко определить в законе достаточно простые и общедоступные критерии, которыми субъекты, назначившие судебную экспертизу, должны руководствоваться при оценке экспертных заключений.

Прогрессивным шагом законодателя в направлении усиления состязательности сторон и объективизации процесса использования специальных знаний в уголовном процессе является указание части 1 статьи 58 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях, в том числе для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, то есть для оказания помощи в назначении судебной экспертизы и оценке ее выводов с точки зрения научной обоснованности, правильности и полноты использования специальных знаний.

Институт специалиста, укрепляющий реальную состязательности сторон и способствующий объективизации процесса доказывания, установлен и в гражданском процессе. Таким образом, законодатель хотя и косвенно, но признает, что оценка выводов судебной экспертизы с точки зрения научной обоснованности, достоверности и достаточности является для суда очень сложной задачей, решение которой невозможно без реальной состязательности сведущих лиц в суде.

Одним из элементов подобной состязательности является распространенная в настоящее время практика рецензирования сведущими лицами заключений экспертов. Инициаторами получения подобных рецензий выступают обычно адвокаты в соответствии со ст. 6 Федерального закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».

Следует подчеркнуть, что, хотя рецензирование заключения эксперта является использованием специальных знаний в непроцессуальной форме, полученный в результате документ может быть приобщен к материалам дела следователем или судом в качестве заключения специалиста. Специалист, привлекаемый для дачи рецензии, не занимается оценкой заключения эксперта как доказательства по делу, это является компетенцией суда, но производит анализ заключения эксперта с точки зрения его научной и методической обоснованности, соответствия рекомендациям, выработанным общей теорией судебной экспертизы.

Таким образом, только полная и всесторонняя оценка заключения эксперта и использование судом в полной мере установленных экспертом фактов при доказывании фактических обстоятельств дела, на мой взгляд, окажет положительное влияние на качество выносимых судебных постановлений, их законность и обоснованность.

Это интересно:  Индивидуальный предприниматель без образования юридического лица

Оценка экспертного заключения.

Для определения доказательственного значения заключения эксперта следователь (суд) должен провести его оценку, причем тактически целесообразно сделать это сразу же после его получения. Оно не имеет никаких преимуществ перед другими доказательствами, не является обязательным для следователя и суда и подлежит оценке наравне с другими доказательствами.

Оценка заключения эксперта включает определение его допустимости, относимости, достоверности и доказательственного значения.

Допустимость заключения эксперта предполагает наличие надлежащего субъекта экспертизы, соблюдение процессуального порядка ее назначения и производства. При оценке заключения необходимо определить прежде всего уровень компетентности эксперта, а также проверить, нет ли основания для его отвода.

Проверяя соблюдение прав обвиняемого при проведении экспертизы, следует выяснить, ознакомлен ли он с постановлением о назначении экспертизы, разъяснены ли ему права, установленные законом.

Допустимым может быть признано только такое заключение экспертизы, которое выполнено при точном соблюдении требований закона.

Оценивая относимость заключения экспертизы, следователь (суд) проверяет ее связь с уголовным делом. Относимость заключения экспертизы зависит прежде всего от относимости объектов, которые исследовались экспертом, и если последняя не подтвердилась, то автоматически теряет это свойство и заключение эксперта. Относимость в отличие от допустимости — свойство не формы, а содержания доказательств. Экспертиза может устанавливать факты, непосредственно входящие в предмет доказывания (принадлежность предмета к категории огнестрельного оружия, причина смерти, размер и период образования недостачи и др.), и тогда ее относимость не вызывает сомнений. В других случаях заключение эксперта служит средством установления фактов, входящих в предмет доказывания, например при идентификации обуви по следам, огнестрельного оружия по стреляным пулям и гильзам и т. п.

Достоверность заключения эксперта охватывает два обстоятельства: во-первых, его правильность, соответствие объективной действительности (истинность) и, во-вторых, его обоснованность, убедительность.

Оценка достоверности заключения предполагает выяснение следующих вопросов: 1) достаточно ли эксперту представленного исследовательского материала; 2) правильны ли представленные эксперту исходные данные; 3) применены ли экспертом эффективные методы исследования, соответствуют ли они требованиям современной науки и техники; 4) правильно ли выявлены и оценены экспертом признаки и свойства исследуемых объектов; 5) соответствуют ли выводы эксперта проделанному исследованию, связаны ли логически содержание исследования и выводы из его результатов.

При изучении содержания заключения необходимо обратить внимание на его полноту и научную обоснованность.

При анализе полноты заключения его содержание анализируется по двум признакам: нет ли упущений технического характера (пропущенных вопросов, материалов и т. д.) и насколько полно проведены исследования, все ли известные методики были применены.

При оценке научной обоснованности следует проанализировать заключение с трех точек зрения: являются ли научными примененные методы, могут ли быть с их помощью решены те задачи, которые стояли перед экспертом, и есть ли в заключении научное объяснение, оценка полученных результатов. Отсутствие научного обоснования может быть результатом неполноты заключения или применения недостаточно разработанных методик.

Достоверность устанавливается как путем анализа самого заключения, его содержания и внутренней структуры, так и посредством сопоставления содержания заключения с другими доказательствами в совокупности.

Оценив заключение эксперта, следователь (суд) решает вопрос о его доказательственном значении для установления определенных фактов по делу. Заключение может подтверждать или опровергать версию, сложившуюся у следователя (суда), равно как и служить основой для выдвижения и проверки новых версий, расширения рамок расследования. Задача состоит в том, чтобы определить место установленных экспертом данных в системе собранных по делу доказательств. На этой основе строятся выводы о событии преступления, лицах, его совершивших, характере и размере причиненного ущерба. Нередко экспертным путем доказываются факты, входящие в предмет доказывания или являющиеся необходимым условием наступления уголовной ответственности (психическое состояние обвиняемого, принадлежность предмета к наркотикам, драгоценным металлам или камням, наличие у водителя технической возможности предотвращения наезда и т. п.). В указанных случаях заключение эксперта приобретает важное, а зачастую и решающее значение по делу и поэтому подлежит особо тщательной проверке и оценке.

Доказательственное значение заключения эксперта оценивается так же, как и значение доказательств других видов, поскольку здесь, как и при определении относимости, важен установленный факт, а не средства его установления (если, разумеется, этот факт признан достоверным). Поэтому при определении доказательственного значения заключения эксперта необходимо учитывать допустимость, относимость и достоверность экспертного заключения. Выводы эксперта, не отвечающие этим требованиям, доказательственного значения не имеют.

При оценке доказательственного значения заключения нужно обращать внимание на его полноту, объем разрешенных экспертом вопросов (не следует смешивать с полнотой исследования, которая является условием достоверности заключения). Иногда при назначении экспертизы упускаются из виду вопросы, имеющие существенное значение, что снижает доказательственную ценность заключения эксперта.

Очень важно при такой оценке правильно понять логическую форму экспертного вывода, его смысл. Многие ошибки в оценке проистекают из-за неправильной трактовки вывода, неверного уяснения его смысла. На практике много вопросов возникает при оценке вероятных выводов. В вероятном заключении предположительными являются лишь научное толкование и оценка полученных результатов, а не сами результаты исследования. Если эксперт установил, что почерк исследуемого документа и образцов подозреваемого совпадает в общих и некоторых частных признаках, то эти результаты истинны, хотя вывод может быть сделан и в вероятной форме. Поэтому следователь (суд) вероятный вывод эксперта должен оценивать и использовать не только для построения и проверки версии, но наряду с другими доказательствами и для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Выводы эксперта о возможности фактов (например, о возможности «самопроизвольного» выстрела без нажатия на спусковой крючок при падении оружия) иногда понимаются как выводы о действительных фактах. Между тем в них констатируется лишь возможность определенного события, а не то, что событие имело место в действительности. Доказательственное значение их примерно такое же, как и результатов следственного эксперимента, устанавливающего возможность какого-то события.

Бывают случаи неправильной оценки выводов о групповой (родовой) принадлежности объектов, когда следователи и судьи воспринимают их как заключение об индивидуальном тождестве. Например, вывод об одинаковой групповой принадлежности образцов почвы воспринимается как вывод об их принадлежности к конкретному участку местности. Между тем принадлежность объектов к любой как угодно узкой группе неравнозначна индивидуальному тождеству.

Следователь (суд) использует заключение эксперта непосредственно в ходе обоснования своих промежуточных и окончательных выводов по делу. В этом смысле использование заключения эксперта представляется самостоятельной операцией, осуществляемой в уголовно-процессуальном доказывании наряду с собиранием, исследованием и оценкой доказательств.

Если система доказательств, включающая заключение эксперта, не дает возможности установить все обстоятельства, подлежащие доказыванию, следователь обязан продолжать расследование. В этом случае заключение эксперта будет использовано при производстве следственных действий, в частности допросов, осмотров, назначении других родов (видов) экспертиз и др.

Результаты оценки экспертного заключения и несогласие с ним должны быть отображены и мотивированы в соответствующем процессуальном документе (обвинительном заключении, приговоре и др.).

92. Понятие получения образцов для сравнительного исследования. Классификация образцов.В соответствии с Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 28.06.2009) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 28.06.2009 N 124-ФЗ)
образцы для сравнительного исследования — объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения.
Образцы для сравнительного исследования можно определить как материальные объекты, используемые для сравнения со следами и вещественными доказательствами в целях идентификации этих следов или вещественных доказательств, установления их родовой или групповой принадлежности, а также установления иных обстоятельств, имеющих значение для расследуемого дела.
Это — самостоятельный вид объектов, используемых в ходе эксперти­зы, отбор которых зависит от рода и вида экспертизы, характера вопросов, выносимых на ее разрешение. Одним из тактических условий получения образцов для сравнительного исследования является верное (с точки зрения следственной ситуации, цели исследования и состояния объектов) определение момента их получения. Все образцы, направляемые на экспертизу, должны быть необходимого качества, в нужном количестве и достовер­ного происхождения.
Образцами для сравнительного исследования являются объекты, отображающие свойства живого человека, трупа, животного, предмета, материала или вещества. При проведении исследований вещественные доказательства, документы согласно ст. 10 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения.
Образцы для сравнительного исследования в зависимости от времени и условий их возникновения принято разделять на не­сколько групп.
Свободными образцами называют образцы, которые образова­лись до возбуждения уголовного дела и вне связи с ним. Их по­лучают при производстве обыска, выемки, осмотра, а также от подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей.
Экспериментальные образцы отбирают в заданных условиях и получают в связи с подготовкой материалов на экспертизу на основании ст. 186 УПК.
Условно-свободными являются образцы, возникшие после возбуждения уголовного дела, но не в связи с подготовкой мате­риалов на экспертизу; в качестве подобных образцов могут ис­пользоваться, например, подписи обвиняемого, сделанные им в протоколах допросов.
На подозреваемом и обвиняемом лежит обязанность предос­тавить субъекту, назначающему экспертизу, необходимые образ­цы для сравнительного исследования, которыми обычно являются отпечатки пальцев и ступней ног, слепки зубов, образцы волос, крови, слюны, почерка, фонограммы голоса и иные. В исключительных случаях при отказе предоставить образцы (те из них характер которых это допускает), они могут быть получены принудительно.
Аналогичные образцы можно получить и у свидетеля или по­терпевшего, но лишь в том случае, когда необходимо проверить, не оставлены ли этими лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах. В необходимых случаях в изъятии образцов участвует специалист, который дает рекомен­дации по их качеству и способу получения, оказывает помощь в отборе и упаковке. Процедура изъятия образцов для сравнитель­ного исследования фиксируется в протоколе.
В соответствии со ст. 202 УПК РФ следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы у подозреваемого или обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникла необходимость проверить, не оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. При этом не должны применятся методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство. В частности, следователь не имеет права присутствовать при получении образцов у лиц другого пола, если эта процедура связана с раздеванием или совершением каких-либо действий, носящих интимный характер.
Если получение образцов является частью судебной экспертизы (например, отстрел патронов для получения экспериментальных образцов пуль или гильз), оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении.
Несмотря на то что получение образцов для сравнительного исследования регламентировано в уголовно-процессуальном законе (хотя и недостаточно четко), на практике установленный порядок соблюдается далеко не всегда, что нередко отрицательно сказывается на результатах экспертных исследований.
процессуальные и тактические требования, соблюдениекоторых необходимо во всех случаях проведения данного следственного действия, независимо от конкретного вида получаемых образцов.
1. Образцы должен получить лично следователь либо специалист, но обязательно в присутствии следователя. Протокол получения образцов всегда должен составлять сам следователь. Если при каких-либо процедурах, носящих интимный характер, следователь не присутствует, порядок получения образцов описывается со слов врача, о чем указывается в протоколе.
если получение образцов является частью судебной экспертизы, оно производится экспертом, о чем эксперт указывает в своем заключении.
2. Должны быть обеспечены несомненность происхождения, а также необходимое количество и качество полученных образцов – в соответствии с современными требованиями науки и следственной практики.
Для обеспечения несомненности происхождения образца применяются такие приемы, как проверка документов лица, от которого получаются образцы; предварительное изучение объекта, чтобы исключить подмену объекта или случайную ошибку. В этих же целях полученные образцы соответствующим образом упаковываются, на них делаются необходимые удостоверительные надписи.
Количество образцов определяется их характером, а также конкретной целью получения образцов. Так, образцы крови берутся в количестве 3–5 см³; волос –по 10–15 шт. с каждого из пяти участков головы (со лба, темени, затылка, правого и левого висков); машинописных текстов – не менее 3–5 листов; печатей и штампов – по 8—10 образцов.
Качество образцов зависит от того, насколько полно и точно он передает признаки объекта, с которым его предполагается сравнивать. Следователь должен обеспечить сохранность образца до момента производства экспертизы. Для этого применительно к каждому виду образцов используются свои специфические приемы (например, смывы крови берутся на вату или марлю, которая просушивается в теплом проветриваемом помещении, но не над источником тепла и не под прямыми солнечными лучами, после чего их помещают в конверт).
3. В процессе получения образцов должны строго соблюдаться требования законности, а также морально-этические нормы. Помимо вынесения постановления и оформления хода и результатов получения образцов протоколом следователь должен сделать все возможное, чтобы убедить лицо, от которого получают образцы, предоставить их добровольно. Принудительное получение образцов действующим УПК РФ не предусмотрено.
4. При получении, фиксации и хранении образцов должны как можно шире использоваться современные научно обоснованные методики и технические средства, а также помощь специалистов.
Основной документ, в котором фиксируются ход и результаты получения образцов, – протокол. В нем указываются основания (содержится ссылка на постановление следователя), а также описываются процесс и условия получения образцов, какие образцы были получены, в каком количестве, как упакованы. Протокол подписывается всеми участниками. Особое внимание нужно уделять описанию упаковки и ее оформлению (опечатывание тары, соответствующие подписи, этикетки). Иногда к протоколу прилагаются различные планы и схемы (например, план участка, с которого брались образцы почвы, с указанием конкретных точек). В отдельных случаях процесс получения образцов фиксируются также с помощью фотосъемки.

Статья написана по материалам сайтов: studopedia.ru, vuzlit.ru, lektsia.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector