Созыв генеральных штатов во франции 1789

Во Франции устои старого режима расшатывали не только конфликты между аристократией и королевскими министрами, но также экономические и идеологические факторы. С 1730-х годов в стране происходил постоянный рост цен, вызванный обесцениванием нараставшей массы металлических денег и расширением льгот по кредитам — при отсутствии роста производства. Инфляция больнее всего ударяла по бедным слоям населения.

В то же время часть представителей всех трех сословий находилась под влиянием просветительских идей. Известные писатели Вольтер, Монтескье, Дидро, Руссо предлагали ввести во Франции английскую конституцию и систему судопроизводства, в которых они усматривали гарантии индивидуальных свобод и эффективного правительства. Успех Войны на независимость США вдохнул в решительно настроенных французов новые надежды.

Созыв Генеральных штатов. Перед созванными 5 мая 1789 Генеральными штатами стояла задача разрешения экономических, социальных и политических проблем, стоявших перед Францией в конце 18 в. Король надеялся достичь согласия по новой системе налогообложения и избежать финансового краха. Аристократия стремилась использовать Генеральные штаты для блокирования любых реформ. Третье сословие приветствовало созыв Генеральных штатов, усматривая возможность изложить на их заседаниях свои требования реформ.

Подготовка к революции, в ходе которой ширились дискуссии об общих принципах правления и необходимости конституции, продолжалась 10 месяцев. Повсеместно составлялись списки, так называемые наказы. Благодаря временному ослаблению цензуры страна была наводнена памфлетами. Было принято решение предоставить третьему сословию равное с двумя другими сословиями количество мест в Генеральных штатах. Однако вопрос о том, должны ли сословия голосовать отдельно или вместе с другими сословиями, не был решен, равно как оставался открытым вопрос о характере их властных полномочий. Весной 1789 состоялись выборы по всем трем сословиям на основе всеобщего избирательного права для мужчин. В итоге был избран 1201 депутат, из которых 610 представляли третье сословие. 5 мая 1789 в Версале король официально открыл первое заседание Генеральных штатов.

Первые признаки революции. Генеральные штаты, не получившие каких-либо четких указаний со стороны короля и его министров, увязли в спорах о процедуре. Накаленные политическими дебатами, происходившими в стране, различные группы занимали непримиримые позиции по принципиальным вопросам. К концу мая второе и третье сословия (дворянство и буржуазия) полностью разошлись во мнениях, а первое (духовенство) раскололось и стремилось выиграть время. В период между 10 и 17 июня третье сословие взяло инициативу в свои руки и объявило себя Национальным собранием. Тем самым оно утвердило свое право представлять всю нацию и потребовало полномочий для пересмотра конституции. Поступая, таким образом, оно пренебрегало авторитетом короля и требованиями двух других сословий. Национальное собрание постановило, что в случае его роспуска будет отменена временно одобренная система налогообложения. 19 июня духовенство незначительным большинством проголосовало за то, чтобы присоединиться к третьему сословию. К ним примкнули также и группы либерально мыслящих дворян.

Встревоженное правительство решило перехватить инициативу и 20 июня попыталось изгнать членов Национального собрания из зала заседаний. Тогда собравшиеся в расположенном неподалеку зале для игры в мяч делегаты дали клятву не расходиться до тех пор, пока не будет введена в действие новая конституция. 9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учредительным собранием. Стягивание королевских войск к Парижу вызвало брожение среди населения. В первой половине июля в столице начались волнения и беспорядки. Для защиты жизни и собственности граждан муниципальными властями была создана Национальная гвардия.

Эти беспорядки вылились в штурм ненавистной королевской крепости Бастилии, в котором приняли участие национальные гвардейцы и народ. Падение Бастилии 14 июля стало ярким свидетельством бессилия королевской власти и символом крушения деспотизма. Вместе с тем штурм вызвал волну насилия, прокатившуюся по всей стране. Жители сел и небольших городов сжигали дома знати, уничтожали свои долговые обязательства. В то же время среди простого народа ширились настроения великого страха» — паники, связанной с распространением слухов о подходе «бандитов», якобы подкупленных аристократами. Когда некоторые известные аристократы стали покидать страну и начались периодические армейские экспедиции из голодающих городов в сельские местности для реквизиции продовольствия, волна массовой истерии пронеслась по провинциям, порождая слепое насилие и разрушения.

11 июля со своего поста был смещен министр-реформатор банкир Жак Неккер. После падения Бастилии король пошел на уступки, вернув Неккера и отведя от Парижа войска. Либеральный аристократ маркиз де Лафайет, герой Войны за независимость США, был избран командиром формировавшейся новой Национальной гвардии, состоявшей из представителей средних слоев. Был принят новый государственный трехцветный флаг, сочетавший традиционные красный и голубой цвета Парижа с белым цветом династии Бурбонов. Муниципалитет Парижа, подобно муниципалитетам многих других городов Франции, был преобразован в Коммуну — фактически независимое революционное правительство, признававшее лишь власть Национального собрания. Последнее взяло на себя ответственность за формирование нового правительства и принятие новой конституции.

4 августа аристократия и духовенство отказались от своих прав и привилегий. К 26 августа Национальное собрание утвердило Декларацию прав человека и гражданина, в которой провозглашались свобода личности, совести, слова, право на собственность и сопротивление угнетению. Подчеркивалось, что суверенитет принадлежит всей нации, а закон должен быть проявлением общей воли. Все граждане должны быть равны перед законом, обладать одинаковыми правами при занятии общественных должностей, а также равными обязательствами по уплате налогов. Декларация «подписывала» смертный приговор старому режиму.

Людовик XVI тянул с одобрением августовских декретов, отменявших церковную десятину и большинство феодальных сборов. 15 сентября Учредительное собрание потребовало от короля утвердить декреты. В ответ он начал стягивать войска к Версалю, где заседало собрание. Это оказало возбуждающее действие на горожан, усмотревших в действиях короля угрозу контрреволюции. Условия жизни в столице ухудшались, уменьшались запасы продовольствия, многие остались без работы. Парижская коммуна, настроения которой выражала популярная пресса, настраивала столицу на борьбу против короля. 5 октября сотни женщин прошли пешком под дождем от Парижа до Версаля, требуя хлеба, отвода войск и переезда короля в Париж. Людовика XVI заставили санкционировать августовские декреты и Декларацию прав человека и гражданина. На следующий день королевское семейство, ставшее фактически заложником злорадствующей толпы, под эскортом Национальной гвардии переехало в Париж. 10 дней спустя за ним последовало и Учредительное собрание.

Это интересно:  Подготовка рабочего места в электроустановках

Положение в октябре 1789. К концу октября 1789 фигуры на шахматном поле революции передвинулись на новые позиции, что было вызвано как предшествующими изменениями, так и случайными обстоятельствами. С властью привилегированных сословий было покончено. Значительно увеличилась эмиграция представителей высшей аристократии. Церковь — за исключением части высшего духовенства — связала свою судьбу с либеральными преобразованиями. В Учредительном собрании преобладали либеральные и конституционные реформаторы, вступившие в конфронтацию с королем (теперь они могли считать себя голосом нации).

В этот период многое зависело от лиц, находившихся у власти. Людовик XVI, благонамеренный, но нерешительный и слабовольный король, потерял инициативу и уже не владел ситуацией. Королева Мария Антуанетта — «австриячка» — была непопулярна из-за своей расточительности и связей с другими королевскими дворами Европы. Графа де Мирабо — единственного из умеренных, обладавшего способностями государственного деятеля, — Собрание подозревало в поддержке двора. Лафайету верили куда больше, чем Мирабо, однако он не имел ясного представления о характере сил, которые были вовлечены в борьбу. Пресса, освободившаяся от цензуры и получившая значительное влияние, в основном перешла в руки крайних радикалов. Некоторые из них, например Марат, издававший газету «Друг народа» («Ami du Peuple»), оказывали энергичное воздействие на общественное мнение. Уличные ораторы и агитаторы на Пале-Рояль своими речами возбуждали толпу. Взятые в совокупности, эти элементы составляли гремучую смесь.

1) Какова цель созыва Генеральных Штатов?

2) Почему Марию Антуанетту называли «австриячкой»?

24. Созыв генеральных штатов и начало Великой революции во Франции (май- октябрь 1789)

Революционная ситуация. Кризис феодально-абсолютистского строя во Франции резко обострился в конце 80-х годов XVIII в. В 1787—1789 гг. развернулся торгово-промышленный кризис. Государственный долг. вырос до 4,5 млрд. в 1788 г., бюджетный дефицит достиг 126 млн. Монархия оказалась, на пороге финансового банкротства. Банкиры отказывали в новых займах. В поисках выхода правительство вновь обратилось к попыткам реформ, в частности к замыслам Тюрго возложить часть налогов на привилегированные сословия. В 1787 г. собрание «нотаблей» — выбранных королем именитых представителей сословий (среди них принцы крови, герцоги и пэры, прелаты, верхи дворянства мантии). Однако нотабли категорически отказались одобрить предложенные реформы. Вступив в открытый конфликт с абсолютизмом, они потребовали созвать Генеральные штаты, не собиравшиеся с 1614 .Лозунг созыва Генеральных штатов был подхвачен широкими кругами третьего сословия во главе с буржуазией, которая выступила с собственной политической программой. Правительство было вынуждено идти на уступки. Выборы в Генеральные штаты способствовали дальнейшей активизации народных масс. С середины 1788 г. во Франции развернулось мощное народное движение. Около 450 народных «бунтов» вспыхнули в этот период в городах и местечках страны. Преобладали выступления продовольственного типа— захват восставшими хлеба . Нарастала борьба против налогов: отказ от их уплаты. В деревнях участились вспышки антифеодального протеста, более десяти нападений на замки сеньоров были совершены в первой половине 1789 г. Происходили стихийные рабочие выступления.

5 мая 1789 – генеральные штаты в версале, депутаты 3-го сословия, 17 июня провозгласили себя Национальным собранием. 23 июня, Людовик XVI провозгласил себя национальным собранием, и захотел отмены решений депутатов 3-го сословия, они отказали король в подчинении, к ним присоединились дворяне, 9июля 1789 года, собрание провозгласило себя Национальным учредительным собранием.

12 июля в Париже распространилось известие об отставке Неккера. Народ понимал, что готовится разгон Национального собрания, на которое он возлагал столько надежд. Начались стычки с войсками. 13 июля ударили в набат, город был охвачен восстанием. Народ захватывал оружие, поджигал городские заставы, где взимались ввозные пошлины на продовольствие. К утру 14 июля Париж был в руках восставших, к которым присоединились солдаты французской . Кульминацией и завершающим актом восстания стали штурм и взятие. Эта масса взявших Бастилию включала плебейство — рабочих, подмастерьев, ремесленную бедноту, а также хозяев ремесленных мастерских, мастеров, мелких торговцев.

Взятие Бастилии было началом Французской революции и ее первой победой. Победа была упрочена мощным подъемом народного движения, которое под влиянием парижских событии охватило во второй половице июля всю Францию.

В городах развернулась «муниципальная революция». народ свергал старые органы власти, создавались новые муниципалитеты. Власть в них брала буржуазия, нередко вместе с либеральными дворянами и кюре. Одновременно повсюду формировалась буржуазная милиция (Национальная гвардия).Главным политическим итогом восстаний 1789 достигнутым благодаря союзу буржуазии с народом, было фактическое свержение абсолютизма. Решающей политической силой в государстве стало Учредительное собрание с его буржуазным большинством, в руки буржуазии переходила и местная власть. Большую роль играло в начале революции также либеральное дворянство. Во Франции совершался, таким образом, переворот громадного исторического значения — переход государственной власти к новому общественному классу —буржуазии.

26 августа Собрание приняло «Декларацию прав человека и гражданина»- введение к будущей конституции. 17 статей Декларации в емких формулах провозглашали в качестве принципов революции идеи Просвещения.

Народное движение 5—6 октября 1789 г. Первые завоевания революции вызвали сопротивление враждебных ей сил. Сразу после взятия Бастилии началась эмиграция аристократов-контрреволюционеров. Людовик XVI, заявив о своем присоединении к революции, но на деле отказался Одобрить Декларацию прав, не утверждал декреты 4—11 августа, б октября около 20 тыс. парижан двинулись в Версаль — резиденцию королевской семьи и Национального собрания. В Версале народ ворвался во дворец, оттеснил королевскую охрану, потребовал хлеба, переезда короля в столицу.

6 октября, уступая народному требованию, королевская семья переехала из Версаля в Париж, где она была под надзором революционной столицы. В Париже обосновалось и Национальное собрание. Людовик XVI был вынужден безоговорочно одобрить Декларацию прав, санкционировать декреты 4—11 августа 1789 г. Таким образом, народное движение 5—6октября сорвало враждебные революции замыслы двора, закрепило ее первые завоевания, обеспечило условия для ее дальнейшего развития.

Это интересно:  Нежилое помещение в многоквартирном доме

Выборы в Генеральные штаты и наказы депутатам

Решив созвать Генеральные штаты, Людовик XVI допустил только два изменения в старинном регламенте выборов. В 1789 г. было удвоено число депутатских мест для третьего сословия: привилегированные выбирали по 300, а третье сословие –600 депутатов; кроме того, в 1789 г. были значительно расширены избирательные функции городов. Во всех остальных отношениях архаическая процедура выборов сохранялась, а вопрос о порядке голосования в созываемых Штатах правительство оставило нерешенным. Но увеличение числа депутатов от третьего сословия не имело бы никакого значения, если бы сохранился старинный порядок голосования: в прежних Генеральных штатах голосовали не поголовно, а посословно, и таким образом привилегированные сословия в борьбе с буржуазией всегда могли иметь два голоса против одного. Главными административными подразделениями предреволюционной Франции были интендантства. Однако при выборах в Генеральные штаты избирательными округами были не интендантства, а «бальяжи», или «сенешальства» – старинные феодальные подразделения, приуроченные к судебным округам.

Главному судье округа, «лейтенанту», поручалось руководить выборами депутатов третьего сословия. Первичные избирательные собрания третьего сословия обычно происходили также под председательством судьи (только в больших городах председательствовали мэры). Бальяжи, или сенешальства (первое название было преимущественно распространено в северной Франции, а второе – на юге), разделялись на главные и второстепенные. Впрочем, система выборов была чрезвычайно запутана и противоречива. Существовали бальяжи, не имевшие одноименных второстепенных подразделений, и были округа, объединявшие несколько смежных бальяжей. Для третьего сословия выборы в Генеральные штаты не были ни всеобщими, ни прямыми. К выборам допускались, поскольку речь идет о третьем сословии, только налогоплательщики, достигшие 25 лет. Таким образом, широкие слои сельскохозяйственного и промышленного пролетариата и полупролетариата совершенно отстранялись от выборов.

Парижский регламент допускал, например, к участию в выборах только тех ремесленных мастеров, которые платили налог не меньше 6 ливров в год. Напротив, каждый дворянин, даже не владевший землей, мог участвовать в выборах. И только для одних дворян выборы были прямыми; для духовенства – частью прямыми, частью двухстепенными, а для третьего сословия – трехстепенными и, местами, четырехстепенными.

Наказы и брошюры

В старинную процедуру входил также обычай проводить перед каждой сессией Генеральных штатов по всему королевству нечто вроде анкеты о нуждах и желаниях народа. Каждое из трех сословий участвовало в такой анкете отдельно, записывая свои пожелания в протоколах.

В широком смысле слова все эти материалы и представляют собой депутатские наказы или, в буквальном переводе, – «тетради жалоб, просьб и заявлений». Но, строго говоря, следует различать три рода материалов: протоколы избирательных собраний, собственно «тетради жалоб» и депутатские мандаты. Соответственно избирательным подразделениям были различные категории наказов, начиная от первичных наказов общин и корпораций, подвергшихся редакторской сводке в приходских (или городских) собраниях, и кончая наказами «главных бальяжей». Только эти последние наказы, представлявшие в обобщенном и «очищенном» виде волю широкой массы избирателей, поступали в Генеральные штаты. «Трудно было, – писал Мунье, современник и член Генеральных штатов 1789 г., – выдумать что-нибудь более абсурдное, более способное унизить Национальное собрание». Вместо того, чтобы свободно обсуждать любые политические вопросы, депутаты занимались лишь компиляцией строго определенного материала. «Вопрос возбуждался только тогда, когда он был включен в особый наказ; и судьба этого предложения зависела всегда от минимального числа лиц, т.е. от депутатов одной провинции». Но эта абсурдная система была выгодна королям: в прежние времена она успокаивала народ «бесполезной видимостью представительства». И только в конце XVIII в., когда во Франции уже многое изменилось до неузнаваемости по сравнению с временами предшествующих Генеральных штатов, «спасительная» система утратила свое профилактическое значение. В обстановке 1789 г. выборы в Генеральные штаты стали революционизирующим фактором. И наказы 1789 г. запечатлели великое стремление французского народа к освобождению от оков абсолютистско-феодального режима.


Фото: Наказ Генеральным штатам третьего сословия Парижа

Фото: Наказ Генеральным штатам третьего сословия Парижа

Но даже в первичных наказах, бесспорно отражавших интересы широких слоев французского общества, почти не представлена такая важная часть нации, как рабочие, если говорить о собственно рабочих интересах. «Читая бесчисленные наказы 1789 г., поражаешься, что встречаешь среди них так мало таких, которые касаются рабочих, их нужд, их прав», – писал французский историк Пикар, специально изучавший именно эту сторону наказов. И не случайно одновременно с наказами стали появляться материалы, свидетельствовавшие о ясном понимании современниками решительного преобладания интересов имущих классов при выборах в Генеральные штаты 1789 г. «Наши депутаты не будут нашими депутатами», – гласила петиция, написанная весной 1789 г. от имени 150 тысяч парижских рабочих и ремесленников. Число рабочих определено петицией произвольно, и автор петиции едва ли принадлежал к рабочему классу. Но заявления петиционеров о том, что среди 400 парижских выборщиков они с трудом могут найти 4-5 человек, серьезно озабоченных рабочими нуждами, было вполне правильно и очень характерно. Нередко случалось, что даже те корпорации ремесленников, которые не были отстранены от участия в выборах, созывались только как избирательные органы и не составляли наказов. Литературно-политическим проявлением смутной, неразвитой идеи классовой обособленности широких слоев трудящихся при выборах 1789 г. были и такие произведения, как «Наказы четвертого сословия», – брошюра Дюфурни де Вилье, или брошюра «Наказы бедняка», требовавшая избирательных прав для бедноты. Характерен, конечно, и сам факт появления искусственного и неопределенного термина «четвертое сословие», которым обозначалась то городская беднота, то беднейшее крестьянство и сельскохозяйственный пролетариат.


Фото: Наказ Генеральным штатам актеров французской комедии

Но не отражая всех классовых интересов французского народа, депутатские наказы 1789 г. представляют собой действительно «рудник ценных указаний», и не только «о людях и событиях той эпохи», как писал Шере, но также и о классовой борьбе и о важнейших политических идеях французской буржуазии накануне революции.
В дворянских наказах и, особенно, в наказах духовенства ярко запечатлелись следы внутрисословных разногласий. Третье сословие открыто и смело высказалось против привилегированных: в Бресте и Провансе, например, оно требовало секуляризации церковных владений.
Поголовное, а не посословное голосование, провозглашение «суверенитета нации» во всех законодательных актах, словом – превращение Генеральных штатов в Учредительное собрание, установление конституционной монархии вместо абсолютизма и замена феодальной эксплоатации эксплоатацией капиталистической – такова сущность требований многих наказов третьего сословия, если выразить эти требования кратко и в современных терминах. Отношение наказов к рабочему вопросу и вопросу о собственности обнаруживает именно буржуазное содержание демократических идей того времени. Наказы избирателей из Сен-Мем, в Турэне, требовали, например, предоставления местным властям права применять суровые наказания (вплоть до телесных) к тем работникам, которые после троекратных «увещеваний» откажутся от предлагаемой работы. Воображая, что «буржуазный строй, при котором наемные рабочие вынуждены трудиться в интересах собственников, есть окончательное воплощение права, вполне соответствующее человеческой природе», составители наказов третьего сословия, как правильно указал Жорес, «в двояком отношении» противополагали буржуазную собственность феодально-помещичьей и церковной. Они считали, что источником буржуазной собственности была «свободная» деятельность человека по принципу «естественного» права и по принципу «исторического» права, – поскольку буржуазная собственность рассматривалась, как гарантия развития индивидуальной свободы. Явная классовая ограниченность буржуазного миросозерцания наказов третьего сословия не помешала им, в условиях этой исторической эпохи, играть подлинно революционную роль. Некоторые наказы опережали ход революции. Наказ третьего сословия парижского избирательного округа предвосхищал введение конституции и принятие буржуазной декларации прав. Провозгласив, что «рабство негров противоречит естественному праву», этот наказ поставил задачу, которая даже не была разрешена в первые годы революции.
Замечателен и наказ одной общины близ Шатовилэна, гласивший: «Даем полномочия нашим депутатам просить сеньора короля дать свое согласие на вышесказанные требования. В случае же, если бы он отказал нам в согласии, – то лишить его королевской власти». Правда, даже наиболее прогрессивно настроенные судьи, руководившие избирательными собраниями, решительно противодействовали всяким «резкостям». Большинство же председателей бальяжных собраний состояло из умеренных либералов, весьма склонных к соглашению с дворянством. И третьему сословию, особенно крестьянам, нередко приходилось прибегать к хитрости, чтобы продвинуть свои действительные претензии и жалобы.

Это интересно:  Что лучше рефинансирование или потребительский кредит

Фото: ЭММАНУЭЛЬ-ЖОЗЕФ СИЕЙЕС (1748-1836)
Гравюра Физингера, рисунок Герена

Созыв Генеральных штатов во Франции (1789 год)

Королевский двор Франции, несмотря на недовольство жителей страны своими правами, а также, невзирая на хозяйственный и экономический кризис, продолжал тратить деньги на роскош­ные пиры и балы. Поскольку казна уже давно была пуста, король на­брал у банкиров в долг 4,5 миллиарда ливров (золотых монет). Отдавать долги было нечем, так как в условиях упадка хозяйства страны нало­гов было собрано очень мало. Перед угрозой банкротства король был вынужден созвать Генеральные штаты. В выборах участвовали все мужчины с 25 лет, имеющие какую-либо собственность (землю, дом, мастерскую).

Людовик XVI надеялся получить от Генеральных штатов новые налоги. Однако его подданные, избирая весной 1789 года своих представителей, давали им совсем иные наказы. Крестьяне просили избранных ими людей добиться отмены феодальных повинностей и снижения налогов. Буржуазия требовала отменить сословное деление, снять ограничения на предпринимательство, допустить подданных к выработке законов и принятию правительственных решений.

Созыв Генеральных штатов

Генеральные штаты приступили к работе 5 мая 1789 года в Версаль­ском дворце под Парижем, в зале для игры в мяч. Справа и слева от ко­ролевского кресла сверкали золотыми украшениями и дорогими одея­ниями 270 депутатов от дворянства и 291 — от духовенства. В задней части зала разместились 578 представителей от третьего сословия, одетых в строгие черные костюмы. В основном это были юристы, уче­ные, хорошо образованные предприниматели. Среди них выделялся граф Мирабо.

Граф Мирабо

Побывав в Швейцарии, Голландии, Англии и Германии, Мирабо всюду изучал государственное устрой­ство и написал несколько политических исследова­ний. Дворяне не признава­ли его своим из-за того, что он несколько раз попадал в тюрьму. Сам Мирабо яростно обличал сослов­ное неравенство, требуя уравнения сословий. Он обладал умением произно­сить пламенные речи и рас­полагать к себе слушате­лей. Вернувшись во Фран­цию, Мирабо был выбран депутатом от третьего со­словия.

Французские дворяне 1770-х годов. Худ. Фрагонар
Мирабо — граф, который пошел против дворян и стал лидером третьего сословия
Людовик XVI

Провозглашение Национального собрания (Учредительного)

На первом же заседании Генеральных штатов возникла главная проблема — как считать голоса при принятии решений. В прежние времена каждое сословие имело один голос, но это означало, что дворяне и духовенство всегда будут вместе решать важнейшие вопросы без согласия третьего сословия. Его представители требовали общего голосования, но дворяне на это не соглашались.

Было замечено, что первые предпочитали садиться слева от большого председательского стола, а вторые — справа. С тех пор разные политические силы при­нято делить на «левых» — сторонников ре­шительных перемен и «правых» — сторон­ников сохранения старых порядков. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Обращение Мирабо к посланнику короля

Через месяц споров, 17 июня, депутаты от третьего сословия провозгласили себя вы­разителями воли всей нации и назвались Национальным собранием. В ответ на это вооруженная королевская стража утром 20 июня закрыла двери в Версальский дворец. Под проливным дождем представители третьего сословия отыскали в саду большой пустой зал для игры в мяч. Здесь участники Нацио­нального собрания поклялись не расходить­ся, не создав Конституции Франции. На все последующие приказы короля граф Мирабо отвечал: «Мы здесь по воле народа и оста­вим наши места, только уступая силе шты­ков». Вскоре к Национальному собранию присоединились многие священники и дво­ряне. Из Парижа приходили толпы горожан, готовых его защищать. Король был вынуж­ден уступить, и Национальное собрание объ­явило себя Учредительным собранием — то есть собранием, имеющим право учредить во Франции новые порядки и конституцию.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, www.booksite.ru, doklad-referat.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector