Правовая доктрина как форма права

Правовая доктрина — один из древнейших источников права, получивший распространение уже в Древнем Риме. «Представляет собой изложение каких-либо правоположений, правил поведения, правовых принципов, принадлежащих наиболее авторитетным представителям юридической науки и практики, которым придается общеобязательное значение».

В Древнем Риме во время существования республики аргументы из сочинений юристов часто фигурировали в судах. В период принципата уже со времени правления Августа выдающиеся юристы получили специальное право (привилегию) давать официальные консультации по поручению императора (jus publice respondendi). Ответы таких привилегированных юристов, представляющие собой разъяснения и толкования действующих правовых норм, пользовались большим авторитетом и постепенно стали обязательными для судей и других должностных лиц. «В III в. на отдельные положения юристов-классиков ссылались как на текст закона, а в 426 г. императором Валентинианом III был издан закон «о цитировании юристов», признававший обязательное значение за сочинениями Папиниана, Павла, Ульпиана, Гая, Модестина (и тех юристов, сочинения которых приводятся этими авторами). При различии мнений этих юристов предписывалось придерживаться мнения, за которое высказалось большинство, а при равенстве голосов отдавалось предпочтение мнению Папиниана.

И в средние века трактаты известных юристов, толковавших нормы права, выступали в качестве источников права. Так, к примеру, в XIV-XV вв., когда в западноевропейской юриспруденции господствовала школа комментаторов, труды одного из корифеев этой школы — Бартола в Испании и Португалии — считались для судов обязательными».

В англосаксонской семье доктрине не придавали столь значительного веса при оценке ее в качестве источника права, как это имело место в романо-германской семье. Однако в английских судах при вынесении некоторых судебных решений можно и до сих пор встретить ссылки на научные труды отдельных юристов (например, Брактона, Гленвиля), хотя источниками права они уже не признаются. Эти ссылки приводятся как дополнительная аргументация, элемент формирования воли судьи, часть мотивации приговора или решения суда.

Однако не следует полагать, что этот источник права ушел в небытие. В настоящее время продолжает выступать в качестве формы права мусульманско-правовая доктрина, что подтверждается законодательством арабских стран. Например, семейное законодательство Египта, Сирии,

Судана, Ливана предусматривает, что в случае молчания закона судья применяет наиболее предпочтительные выводы толка Абу Ханифы».

В Российском государстве правовая доктрина имеет большое значение для развития правовой практики, совершенствования законодательства, правильного толкования закона, но официальным источником права не признается. А, кроме того, судебные и административные акты не используют ссылки на труды ученых-правоведов. Это еще одно вредное последствие тоталитарной государственной системы, укрепившейся у нас, когда только акты государственной власти имели силу, а все остальные документы и источники относились к разряду вспомогательных и несущественных. Мировой опыт свидетельствует, что значение правовой доктрины как формального источника права падает, но ее роль в качестве неформального элемента правообразования растет.

Роль правовой доктрины как жизненного источника права проявляется в том, что она создает понятия и конструкции, которыми пользуется правотворческий орган. Именно юридическая наука вырабатывает приемы и методы установления, толкования и реализации права. К тому же сами творцы права не могут быть свободны от влияния правовых доктрин: более или менее осознанно, но им приходится становиться на сторону той или иной юридической концепции, воспринимать ее предложения и рекомендации.

ПРАВОВАЯ ДОКТРИНА

Правовая доктрина Принцип права — основополагающая идея права (справедливость, народовластие, презумпция невиновности, причиненный вред должен быть возмещен и т.д.).

Правовая доктрина — это система взглядов, представлений о праве, о его принципах, изложенная признанными авторитетами в области юриспруденции. Это теоретические положения, научные теории юридического характера, в которых формулируются важнейшие принципы, юридические категории, понятия, воззрения юристов-ученых. В некоторых странах правовая доктрина выступает источником права. Так, в английских судах при разрешении конкретных дел принято ссылаться на труды известных юристов в обоснование принятого судебного решения.

Для романо-германской правовой семьи характерным источником права в течение длительного времени считалась и считается правовая доктрина. В иудаизме источником права выступает Письменная Тора (Танах) и Устный Закон, зафиксированный в Мишне и Талмуде. В качестве важнейших форм (источников) мусульманского права выступают: Коран — священная книга ислама, Сунна, или традиции, связанные с посланцем Бога, иджма, или «единое соглашение мусульманского общества» и кияс, или суждение по аналогии.

В РФ правовая доктрина источником права не признается. В то же время компетентные научные труды, толкование конституционного законодательства (к примеру, научные комментарии Конституции, федеральных законов) являются своего рода руководящими началами для должностных лиц и государственных органов, применяющих нормы конституционного права.

Термин «доктрина» употребляется в самом широком смысле, а именно:

  • а) как учение, философско-правовая теория;
  • б) как мнения ученых-юристов по тем или иным вопросам касающимся сущности и содержания различных юридических актов, по вопросам правотворчества и правоприменения;
  • в) как научные труды наиболее авторитетных исследователей в области государства и права;
  • г) в виде комментариев различных кодексов, отдельных законов, «аннотированных версий» (моделей) различных нормативно-правовых актов.

Для такого источника права как доктрина, замечают исследователи, «необходим динамический фактор. Имеется в виду ее авторитетность, востребованность, влиятельность, регулятивный потенциал, убедительность».

Доктрина тесно взаимодействует с наукой. Однако необходимо прочерчивать четкую границу между ними. Уравнивание понятия доктрины и науки — неверный подход. Как подчеркивает С.В. Бошно, для выявления различий между наукой и доктриной важно, что далеко не все идеи, реально определяющие развитие социальных отношений, имеют кабинетное происхождение. У части из них нет точного, тем более единоличного автора, нет определенного, формального места нахождения. Для доктрины принципиальное значение имеет ее действенность, признанность, авторитетность, широта распространения и влияния на общественные отношения, которые позволяют этому явлению претендовать на самодостаточность. Необходимо различать доктрину и идеологию. Доктрина обычно имеет доказательства своих тезисов, она рациональна. Идеология больше адресована сознанию, она тяготеет к религиозным способам воздействия на общество. Сказанное, впрочем, не отрицает, что отдельные идеологические установки имеют доктринальное происхождение. Но то, что презюмируется в идеологии фактом ее происхождения, для доктрины является перспективой, результатом, к которому она стремится, который она может завоевать.

Таким образом, доктрина представляет собой развитую новеллистическую теорию, отражающую сложившееся научное мнение, которая в силу своей глубины и авторитетности востребована общественной практикой и определенным образом влияет на законодателя. Связь доктрины с ее автором может быть различной.

Роль правовой доктрины как жизненного источника права проявляется в том, что она создает понятия и конструкции, которыми пользуется правотворческий орган. Именно юридическая наука вырабатывает приемы и методы установления, толкования и реализации права. К тому же сами творцы права не могут быть свободны от влияния правовых доктрин: более или менее осознанно, но им приходится становиться на сторону той или иной юридической концепции, воспринимать ее предложения и рекомендации Любашиц В.Я., Смоленский М.Б., Шепелев В.И. Теория государства и права. — Ростов-на-Дону, 2002. — С.383. . Однако не следует полагать, что этот источник права ушел в небытие. В настоящее время продолжает выступать в качестве формы права мусульманско-правовая доктрина, что подтверждается законодательством арабских стран. Например, семейное законодательство Египта, Сирии, Судана, Ливана предусматривает, что в случае молчания закона судья применяет «наиболее предпочтительные выводы толка Абу Ханифы». Был период, когда и религиозные трактаты выступали формой права. Интересно отметить, что в английских судах при вынесении некоторых судебных решений можно и до сих пор встретить ссылки на научные труды отдельных юристов, хотя источниками права они уже не признаются. Эти ссылки приводятся как дополнительная аргументация, элемент формирования воли судьи, часть мотивации приговора или решения суда. Юридическая доктрина — система научных юридических знаний и основанных на них убеждений. Роль правовой доктрины как жизненного источника права проявляется в том, что она создает понятия и конструкции, которыми пользуется правотворческий орган. Именно юридическая наука вырабатывает приемы и методы установления, толкования и реализации права. К тому же сами творцы права не могут быть свободны от влияния правовых доктрин: более или менее осознанно, но им приходится становиться на сторону той или иной юридической концепции, воспринимать ее предложения и рекомендации.

Это интересно:  Полномочия суда по интеллектуальным правам

Правовая доктрина

В самом общем виде можно сказать, что правовая доктрина представляет собой содержащуюся в трудах выдающихся ученых юристов систему идей о праве, определяющую содержание и функционирование правовой системы, непосредственно воздействующую на два основных блока этой системы — блок правотворчества и блок правореализации. Следует сказать, что правовая доктрина как система идей о праве объективно существует в любом обществе, другое дело, что степень влияния правовой доктрины на процессы правотворчества и право- реализации весьма значительно варьируется в зависимости от того, санкционирует ли государство положения доктрины в нормативноправовых актах или правоприменительной практике. Однако можно констатировать, что даже тогда, когда государство уклоняется от такого санкционирования, минимальное влияние правовой доктрины на указанные процессы сохраняется всегда, что дает основания ставить вопрос о том, что она является источником права в любой правовой системе.

По своей природе правовая доктрина представляет собой совокупность результатов рационально-познавательной деятельности ученых юристов по познанию правовой действительности. Результаты такой деятельности формулируются учеными в виде тех или иных принципов права, тех или иных нормативных категорий, которые в дальнейшем законодатель кладет в основу правового регулирования общественных отношений, в виде тех или иных юридических конструкций, правил разрешения юридических коллизий, правовых аксиом и презумпций, правовых преюдиций [1] , актов толкования тех или иных правовых норм, правил составления тех или иных юридических актов и т.д.

Когда указанные выше результаты познавательной деятельности ученых-юристов только используются законодателем как исходный материал в процессе правотворчества, они не становятся формой права. Например, для того, чтобы написать уголовный кодекс нужно предварительно выработать логически упорядоченную систему нормативных понятий, которая будет лежать в основе будущего кодекса. Для этого необходимо знать, как соотносятся между собой такие понятия, как преступление, наказание, уголовная ответственность, основания освобождения от уголовной ответственности и от наказания, понятия отдельных преступлений и их разграничения между собой. Все это делают ученые-юристы. Однако будучи закрепленной в тексте нормативно-правового акта, данная система знаний не приобретет свойства особой формы права, поскольку уже имеет форму нормативно-правового акта. Подобное происходит в других случаях, когда ссылка на какой-либо результат научно-познавательной деятельности приобретает общеобязательное значение для граждан, органов государственной власти и местного самоуправления, должностных лиц. Например, если выступающий в суде адвокат укажет на то обстоятельство, что в рассматриваемом деле из двух регулирующих то или иное спорное отношение норм применению подлежит норма специальная, т.е. норма, распространяющаяся на более узкий круг общественных отношений и в силу этого факта обладающая большей юридической эффективностью на уровне презумпции, речь идет о применении правовой доктрины, поскольку нигде в действующем законодательстве данный фундаментальный, известный со времен Рима принцип права не закреплен, т.е. отсутствие государственного одобрения и санкционирования правовой доктрины как источника права не означает ее невозможности фактического существования в качестве такового.

Формирование положений правовой доктрины носит очень длительный характер. Первоначально результаты научных юридических исследований, получаемые каким-либо ученым, носят субъективный интеллектуально-волевой характер, но с течением времени, будучи поддержанными другими учеными, приобретая в силу этого качество общепризнанности в профессиональной среде, некоторые положения доктрины могут принять общепризнанный объективный характер объективного правового положения, как в указанном выше примере.

Государство, как уже говорилось выше, может санкционировать правовую доктрину, придать ей качества источника права. В разных странах мира это делается различными способами, например, в тексты законов или подзаконных актов включаются указания на обязательность учета мнений и произведений юристов, предоставления судам или иным юрисдикционным органам права ссылаться на те или иные произведения юристов при рассмотрении конкретных спорных дел в процессе правоприменения, указания на возможность разрешения правовых коллизий положениями доктрины и др. Последнее обширно практикуется в странах англо-саксонской и мусульманской правовых систем, где в ходе судебных разбирательств допускаются ссылки на труды выдающихся ученых правоведов в качестве источников права.

В Российской Федерации правовая доктрина не признается государством как официальный источник права. Подобное означает, что суд, как и любой юрисдикционный орган государственной власти, не вправе основывать свое решение на каких-либо доктринальных положениях, что, в некоторой степени, способствует единообразию и законности правоприменительной практики. Конечно, это не исключает возможности того, что при постановлении судебных решений и вынесении правоприменительных актов должностные лица могут пользоваться комментариями, учебной и научной литературой, но исключительно в качестве вспомогательного, неофициального материала. Данное положение прямо вытекает из п. 2 Ст. 13 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что никакая идеология (а любая доктрина, в том числе и юридическая, содержит элементы идеологии) не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. К тому же надо отметить, что правовая доктрина как источник права обладает целым рядом недостатков, как то: оторванность многих доктринальных установок от практики; возможность отражения правовой доктриной узкосоциальных интересов; возможные ошибки в осмыслении права; закрепление в ней корпоративных притязаний; сращивание ее с религиозными догмами и т.д. Положительные моменты правовой доктрины как источника права обусловлены тем фактом, что положения правовой доктрины придают праву глубинные социальные основания, право приобретает авторитетность, усиливается социальное значение права, которое приобретает духовный смысл, правовые ограничения получают оправдание со стороны правоведов, устраняются пробелы в толковании права и оптимизируется процедура его правореализации.

ПРИНЦИПЫ ПРАВА КАК ФОРМА ВЫРАЖЕНИЯ ПРАВОВОЙ ДОКТРИНЫ

Предпринята попытка определения категорий «правовая доктрина» и «принципы права», сформулированы их характерные черты и функции. Кроме того, автором показано соотношение правовой доктрины как первичного источника права и принципов права как базовой формы ее выражения.

Ключевые слова: источник права, правовая доктрина, принципы права.

С момента зарождения профессиональной юридической науки и по сегодняшний день вопросы, связанные с понятием и системой источников права привлекают к себе повышенное внимание юридического сообщества. Такой интерес отнюдь не случаен и объясняется особой значимостью (как теоретической, так и практической) категории «источник права» для юриспруденции в целом и для каждого юриста в отдельности. Как справедливо отмечает М.Н. Марченко: «Вопросы, касающиеся источников права, являются своего рода отправной точкой в процессе познания всех иных правовых институтов и самого права» [8, с. 3]. Наряду с вопросами выработки определения источника права, а также проблемами соотношения категорий «источник» и «форма права» особенно острые дискуссии в правовой науке вызывают вопросы классификации и иерархического построения системы источников права, а также проблемы определения места в этой системе отдельных источников (форм) права. Правовая доктрина является одним из таких источников.

Это интересно:  Метод трудового права характеризуется

В современной юридической науке отсутствует единство мнений по поводу определения правовой доктрины, ее места в системе источников права. Оценки ученых роли и значимости правовой доктрины для правовой системы России также отличаются крайней полярностью, от признания правовой доктрины полноценным, и даже первичным, источником права до полного отрицания ее качеств и свойств как материально- правового образования. Такое положение дел обусловлено несколькими причинами, среди которых на первый план выходят сложность и многогранность самого понятия «доктрина», универсальный и междисциплинарный характер указанной категории, ее неразрывная связь с такими понятиями, как «правосознание», «правовая идеология», «правовая наука», «правовая политика», «правовая жизнь», которые сами по себе также являются сложными философско-правовыми категориями, уяснение сущности которых требует привлечения не только собственно юридического, но также философского, политологического, социологического и других типов знания. Так, С.В. Бошно, характеризуя сложную, изменчивую сущность правовой доктрины, отмечает: «Доктрина принадлежит к правовым явлениям, которые не только многократно меняли и меняют свой статус, но и стремятся раствориться в науке, судебной практике, религии, общих принципах и других формах и источниках права» [3, с. 70].

Как уже отмечалось нами ранее, единообразное понимание правовой доктрины российской юридической наукой на сегодняшний день не выработано. Каждый исследователь феномена правовой доктрины вырабатывает собственную дефиницию, акцентируя внимание на разных сторонах и аспектах данного явления.

Так, А.В. Егоров предлагает понимать под правовой доктриной «объективно обусловленную, устоявшуюся систему взглядов на право и связанные с ним различного рода правовые явления» [6, с. 11]. В данном случае автор акцентирует внимание на объективном характере правовой доктрины, на ее способности отражать и выражать важнейшие процессы, протекающие в правовой жизни общества.

Р. В. Пузиков определяет юридическую доктрину как «выработанную юридической наукой систему взглядов на проблемы правового регулирования общественных отношений, выраженных в форме принципов, презумпций, аксиом и иных основоположений, которая служит регулятором общественных отношений, определяет приоритетные направления, закономерности и тенденции развития законодательства, независимо от того, зафиксированы ли ее положения в каком-либо документе» [10, с. 14].

Анализ предложенной дефиниции позволяет говорить о том, что автор, отмечая научные, теоретические корни правой доктрины, главное ее назначение видит все же в практической плоскости, особенно выделяя и подчеркивая ее регулятивную и правоформирующую функции. А.Н. Головистикова и Л.Ю. Грудцына под доктриной понимают «мнение выдающихся ученых- юристов по проблемам права, которое считается общепризнанным научным сообществом и используется и цитируется им как образец научного подхода» [4, с. 102], акцентируя тем самым внимание прежде всего на неразрывной связи правовой доктрины и правовой науки, а также на свойстве авторитетности и общепризнанности правовых доктрин среди ученых-юристов.

Анализ различных точек зрения на понимание сущности правовой доктрины позволяет нам говорить о том, что, несмотря на существенные различия в подходах, большинство авторов выделяют примерно одинаковый набор характерных свойств (признаков) правовой доктрины, наличие которых позволит отграничить ее от смежных явлений (правовой науки, правовой идеологии и т. д.) Такими признаками, на наш взгляд, являются: научность; авторитетность; устойчивость во времени; наличие регулятивной функции и возможность оказывать влияние на развитие общественных отношений и поведение субъектов права; подтверждение доктринальных положений на практике путем их интеграции и оформления через другие формы и источники права, такие как нормативно-правовой акт, принципы права, судебная практика и т. д.

Исходя из вышеизложенного, предлагаем определить правовую доктрину как авторитетную, общепризнанную научную систему взглядов, идей и предложений в области права и связанных с ним правовых явлений, ассоциирующуюся с определенной школой или авторитетной персоной, нашедшую свое отражение и закрепление в нормотворчестве и правоприменительной практике и являющуюся самостоятельным объектом материального права.

Как справедливо отмечается в юридической литературе: «Задача доктрины в жизни современного общества и государства – быть источником права, что не исключает и действия в качестве формы» [3, с. 78]. Действительно, огромная роль правовой доктрины как правообразующего фактора для стран, входящих в романо-германскую правовую семью, неоднократно отмечалась многими зарубежными и отечественными исследователями.

Так, один из наиболее авторитетных компаративистов современности Р. Давид указывал, что роль доктрины как источника континентального европейского права заключается в том, что «именно доктрина создает словарь и правовые понятия, которыми пользуется законодатель. Важна роль доктрины в установлении тех методов, с помощью которых открывают право и толкуют законы.

Добавим к этому влияние, которое доктрина может оказывать на самого законодателя; последний часто лишь выражает те тенденции, которые установились в доктрине, и воспринимает подготовленные ею предложения» [5, с. 121]. Однако, несмотря на вышеизложенные аргументы, в нашей стране «констатировать влияние доктрины на современного законодателя как устойчивую тенденцию нет оснований» [3, с. 78]. Такое положение дел связано с многочисленными причинами, одной из которых, на наш взгляд, ключевой, является отсутствие у правовой доктрины формального выражения, удовлетворяющего господствующему на данный момент в России позитивистскому типу правопонимания с его господствующим постулатом о том, что право есть установленная или санкционированная государством норма.

Юридическая доктрина, будучи порождением науки о праве и ученых-юристов, сосредотачивает свои основные положения в научных же источниках – монографиях, статьях, комментариях и других научных трудах, что исключает возможность напрямую ссылаться на ее положения при осуществлении правотворческой и правоприменительной деятельности. Исходя из этого, многие исследователи отказывают правовой доктрине в свойствах источника права.

Однако, на наш взгляд, такой подход в корне неверен. Мы склонны согласиться с теми авторами, которые считают, что бездокументарная форма выражения правовой доктрины не является препятствием для ее включения в систему источников российского права, поскольку «уникальной особенностью юридической доктрины являются особые формы закрепления ее положений. Ими являются аксиомы, принципы, презумпции, дефиниции и иные основоположения» [10, с. 13].

Таким образом, не имея собственной официально санкционированной государством формы, юридическая доктрина оформляется через другие, имеющие нормативное закрепление формы выражения и существования. Основополагающие принципы права являются, на наш взгляд, базовой формой внешнего выражения правовой доктрины.

Как и в случае с правовой доктриной, в современной российской юридической науке отсутствует единообразное понимание сущности категории «принцип права». Этимологически слово «принцип» восходит к латинскому principium и означает «основоположение, руководящую идею, основное правило поведения, деятельности» [2, с. 520].

Анализ юридической литературы позволяет говорить о существовании нескольких подходов к пониманию принципа права. Наиболее распространенными являются четыре из них. Первый подход заключается в определении принципов права как «основных идей, отражающих закономерности и связи развития общественных отношений, нормативно закрепленных в позитивном праве, направляющих правовое регулирование и определяющих сущность и социальное назначение права» [7, с. 20].

Второй подход предполагает определение принципов права как «исходных нормативно-руководящих начал, характеризующих его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни» [1, с. 75]. В третьем случае понятие «принцип права» отождествляется с нормой-принципом: «Принцип права – императивная норма, имеющая более высокое значение в правовой системе, нежели иные нормы, поскольку именно он определяет смысл и содержание иных нормативных правовых актов; на него опирается правоприменитель, когда сталкивается с пробелом в праве» [4, с. 296].

Это интересно:  Госпошлина на права гибдд стоимость 2020

На наш взгляд, наиболее приемлемым является четвертый, комплексный подход, соединяющий в себе элементы трех предыдущих точек зрения и позволяющий рассмотреть достаточно сложную и многогранную категорию «принцип права» со всех сторон. Так, Н.И. Матузов и А.В. Малько определяют принципы права как «основные, исходные начала, положения, идеи, выражающие сущность права как специфического социального регулятора» [9, с. 164].

Необходимо отметить, что какой бы подход к пониманию сущности принципов права ни использовался тем или иным исследователем, перечень характерных свойств принципов права выглядит в научных трудах, посвященных указанной теме, примерно одинаково. Указывается, в частности, что принципы права обладают свойствами: 1) регуля- тивности; 2) аксиомотичности (юридическое верховенство по отношению к другим нормам права); 3) ненарушаемости; 4) универсальности; 5) системности; 6) нормативности [7, с. 30-31].
Значение принципов права для правовой системы страны огромно. Так, один из ведущих современных исследователей феномена принципов права Е.В. Скурко выделяет следующие функции принципов в сфере правовой системы:

1. Интегративная функция. Основная, ключевая функция, суть ее заключается в том, что посредством принципов права обеспечивается единство «сферы права» через диалектику права объективного и субъективного, единство «правового пространства», а также преемственность в развитии правовой системы во времени. При этом основными субъектами, обеспечивающими интегриро- ванность правовой системы выступают профессиональные юристы (сообщество юристов), мыслящие в категориях принятых принципов права.

2. Регулятивная функция.

3. Охранительная функция.

4. Коммуникативная функция (принципы права опосредуют переход социальных отношений в «сферу права» и обратно, т. е. фактически очерчивают ее границы.

5. Функция систематизации (объективного) права на межотраслевом уровне – рассмотрение принципов права в ряду критериев объединения отраслей права в межотраслевые образования.

6. Функция стабильности (особенно актуальна для государства и права переходного периода).

7. Функция «обратного преобразования», или «прецедентная функция», в романо-германской традиции находит свое выражение главным образом в форме и институтах применения аналогии права и закона [11, с. 45-48].

Таким образом, принципы права не просто выступают в качестве совокупности основополагающих идей или руководящих начал, закладываемых в качестве фундамента для построения и функционирования всего «здания» позитивного законодательства государства. Помимо этого, они выполняют целый ряд других, не менее важных задач и функций, от непосредственного регулирования и охраны общественных отношений до придания стабильности и необходимой статичности правовой системе государства, находящегося в переходном, «подвижном» состоянии. Кроме того, необходимо отметить, что, будучи зафиксированными в нормативно-правовых актах разной юридической силы, принципы права приобретают свойство нормативности, что является основным атрибутом источника права в странах континентальной правовой традиции на современном этапе развития.

Соотношение правовой доктрины и принципов права, на наш взгляд, заключается в том, что юридическая наука в целом и правовая доктрина в частности выступают в качестве социальной, идеологической, аксиологической, терминологической и методологической основы для базовых принципов права. Принципы права, таким образом, доктринальны в самой своей сущности. Неразрывная связь отраженной в позитивном законодательстве системы базовых принципов права и господствующего на данном этапе развития общества типа правопонимания подчеркивается многими исследователями феномена принципов права и правовой доктрины.

Так, по мнению Г.Т. Черно- беля, принципы права «отражают интеллектуальную доминанту, преемственно и опережающе организующую волевое начало общественного правосознания определенной эпохи, трансформируясь со временем в основополагающие правовые критерии правотворческой и правоприменительной деятельности. Это первичный идеологический ингредиент универсальной регулятивной значимости в структуре действующей нормативно-правовой системы, определяющий ее социальную эффективность» [12, с. 87].

Таким образом, принципы права – квинтэссенция правовой доктрины, это выраженная в виде четкой нормативной правовой формулы, юридической конструкции, тезиса, идеи или положения суть целой доктриналь- ной системы взглядов на ту или иную проблему или сторону правовой жизни общества и государства, заложенная в основу позитивного законодательства в качестве руководящего и стабилизирующего начала. Так, принципы верховенства права, разделения властей и равенства всех перед законом и судом являются квинтэссенцией доктрины правового государства. Принцип отделения церкви от государства и образования от церкви выражает суть доктрины светского государства. Принципы неотъемлемости основных прав и свобод человека и гражданина, гуманизма и справедливости составляют нормативное закрепленное ядро доктрины естественного права.

Правовая доктрина как источник права может занимать десятки томов научных трудов авторитетных ученых в области права. Правовой принцип как форма выражения правовой доктрины представляет собой чеканную нормативную формулировку, отшлифованную временем и юридической практикой и способную уложиться в объемы статьи нормативно-правового акта.

Таким образом, принцип права – это одна из высших форм выражения и существования правовой доктрины, характеризующаяся высочайшим уровнем обобщения и юридической техники. С помощью принципов права юридическая доктрина приобретает столь необходимую ей форму и получает все необходимые атрибуты источника права.

1. Алексеев С.С. Общая теория права / С.С. Алексеев. – М. : ТК Велби ; Проспект, 2008. – 576 с.
2. Большой словарь иностранных слов в русском языке. – М. : ЮНИВЕС, 2001. – 784 с.
3. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права / С.В. Бошно // Журнал российского права. – 2003. – № 12. – С. 70-79.
4. Головистикова А.Н. Толковый словарь юридических терминов / А.Н. Головистикова, Л.Ю. Грудцына. – М. : Эксмо, 2008. – 448 с.
5. Давид Р. Основные правовые системы современности / Р. Давид, К. Жоффре-Спинози. – М. : Междунар. отношения, 2009. – 456 с.
6. Егоров А.В. Правовая доктрина как объект сравнительного права / А.В. Егоров // Право и политика. – 2004. – № 9. – С. 10-15.
7. Захаров А.Л. Межотраслевые принципы права / А.Л. Захаров. – Самара : Самар. отд. Литфонда, 2004. – 238 с.
8. Марченко М.Н. Источники права / М.Н. Марченко. – М. : ТК Велби ; Проспект, 2006. – 760 с.
9. Матузов Н.И. Теория государства и права / Н.И. Матузов, А.В. Малько. – М. : Юристъ, 2002. – 512 с.
10. Пузиков Р.В. Юридическая доктрина в сфере правового регулирования. Проблемы теории и практики : автореф. дис канд. юрид. наук / Р.В. Пузиков. – Тамбов : Тамбов. гос. ун-т им. Г.Р. Державина, 2003. – 21 с.
11. Скурко Е.В. Принципы права : монография / Е.В. Скурко. – М. : Ось-89, 2008. – 192 с.
12. Чернобель Г.Т. Правовые принципы как идеологическая парадигма / Г.Т. Чернобель // Журнал российского права. – 2010. – № 1.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2016. Выпуск 25

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, bstudy.net, narodirossii.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector