Публичное право включает в себя

Публичное и частное римское право

Кроме отраслей в структуре права юридические нормы можно подразделить на две большие группы: на частное и публичное право. Деление системы права на публичное и частное является наиболее устоявшимся и широко признанным в юриспруденции. Такое деление получило признание еще в Древнем Риме.

Частное право — это упорядоченная совокупность юридических норм, охраняющих и регулирующих отношения частных лиц. Публичное же право образуют нормы, закрепляющие порядок деятельности органов государственной власти и управления.

Критериями классификации правовых норм на нормы публичного и частного права являются выполняемая ими в обществе роль и характер интересов, защищаемых теми или иными нормами.

Нормы, обеспечивающие общезначимые (публичные) интересы — интересы общества и государства, относятся к отраслям публичного права.

Все остальные, т. е. те, которые имеют своим непосредственным назначением защиту частных интересов граждан, образуют отрасли частного права.

Публичное право, писал в связи с этим известный римский юрист Ульпиан, «есть то, которое относится к положению государства, частное — которое относится к пользе отдельных лиц».

Критерии деления права на частное и публичное

Деление права на частное и публичное предпринималось еще древнеримскими юристами. В той или иной форме оно существует и в настоящее время. Суть указанного деления состоит в том, что в праве есть комплексы норм, призванные преимущественно обеспечить либо общественный, публичный интерес (конституционное, уголовное, административное, финансовое и другие отрасли права), либо интересы частных лиц (гражданское, семейное, торговое и иные отрасли права).

Публичное право образуют нормы, регламентирующие порядок организующей деятельности органов государственной власти и управления по обеспечению общественного интереса. Одной из сторон возникающих отношений является государство, которое с помощью властных велений обеспечивает подчинение других субъектов. Поэтому предписания публичного права не могут быть изменены соглашением частных лиц.

Однако это не означает, что государство или органы, его представляющие, не могут быть участниками частноправовых отношений.

Советская юридическая наука неплохо изучила сферу публичного права (централизованное управление и императивные методы, его сопровождающие), чего нельзя сказать о частном праве.

Частное право связано, прежде всего, с возникновением и развитием частной собственности. Его образуют нормы, охраняющие и регулирующие отношения частных собственников в процессе производства и обмена. Это область децентрализованного регулирования общественных отношений. Государственная власть «изгоняется» из сферы частных интересов, выполняя лишь обеспечивающие функции. Недаром формирование капиталистических отношений вызвало рецепцию римского права.

Если частное право — область свободы и частной инициативы, то публичное — сфера власти и подчинения. Частное право состоит из отраслей гражданского, предпринимательского, семей но-брачного, трудового права, а публичное — из отраслей конституционного, административного, финансового, уголовного и иных.

Таким образом, основной смысл деления права на частное и публичное состоит в установлении пределов вмешательства государства в сферу интересов граждан и их объединений.

Для публичного права характерны:

  • одностороннее волеизъявление;
  • субординация субъектов и правовых актов;
  • преобладание императивных норм;
  • ориентация на удовлетворение общественного интереса.

Для частного права характерны:

  • свободное двустороннее волеизъявление, использование договорной формы регулирования;
  • равенство сторон;
  • преобладание диспозитивных норм;
  • ориентация на удовлетворение частных интересов.

Гражданское и административное право (аккумулируя дозволительный и обязывающий режимы регулирования) являются олицетворением частных и публичных начал, а уголовное (выражая запрещающий режим воздействия на адресата) выполняет публичные задачи по защите социально значимых отношений.

Деление права на частное и публичное несколько условно. В правовой системе они тесно переплетены. Ведь частное право не может существовать без публичного, которое защищает и обеспечивает нормальное функционирование первого. Поэтому на практике довольно часто возникают комбинации публичного и частного институтов. Наглядными примером этому является развивающееся информационное право. По поводу его дальнейшего развития в Окинавской хартии глобального информационного общества 2000 г. специально подчеркивается жизненная важность не только частных, но и публичных властных начал формирования и передачи информации, которые в конечном счете защищают и обеспечивают частный интерес.

Между публичным и частным правом, а также входящими в них отраслями складываются не субординационные (отдающие приоритет какой-то одной отрасли), а координационные связи, обеспечивающие системное воздействие на общественные отношения. В связи с этим нормы ГК РФ не должны подменять нормы земельного или природоохранного законодательства, отдающих предпочтение общественным интересам. Публичное право активно используется для защиты общественных интересов при использовании природных ресурсов и для выравнивания положения экономически неравных субъектов в частноправовых отношениях, когда экономически сильная сторона распределяет права в свою пользу, нарушая необходимый баланс интересов. Тем самым публичное право обеспечивает равные возможности разных субъектов в их свободной конкуренции.

В литературе выделяют следующие критерии, в зависимости от которых те или иные нормы права относят к частному либо публичному праву:

  • интерес (если частное право призвано регулировать частные интересы, то публичное — общественные, государственные);
  • предмет правового регулирования (если частному праву свойственны нормы, регулирующие имущественные отношения, то публичному — неимущественные);
  • метод правового регулирования (если в частном праве господствует метод координации, то в публичном — субординации);
  • субъектный состав (если частное право регулирует отношения частных лиц между собой, то публичное право — частных лиц с государством, либо между государственными органами).

В настоящее время в правовой системе России все больше утверждаются такие институты частного права, как право наследуемого пожизненного владения, интеллектуальной собственности, возмещения морального ущерба и другие.

Сферы публичного и частного права

В сфере публичного права всегда доминирует государство, так как его нормы выражают прежде всего интересы государства и общества. Что же касается граждан или создаваемых ими организаций, то они, будучи участниками публично-правовых отношений, обязаны следовать устанавливаемым им в законах и подзаконных актах предписаниям. Говоря о соотношении публичного и частного права, древнеримские юристы отмечали: «Jus publicum privatorum pactis mutari поп potest» («Публичное право не может быть изменено соглашением частных лиц»). Поэтому публичное право, как правило, имеет императивный характер, жестко предписывает физическим и юридическим лицам варианты обязательного (иногда и дозволенного) поведения.

В частноправовых отношениях в отличие от публично-правовых вмешательство государства является ограниченным. Это сфера господства доброй воли и частной инициативы лиц — участников правоотношений. Частное право направлено прежде всего на защиту интересов граждан, частных лиц в их взаимоотношениях с государством, выступающим в качестве юридического лица и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционною, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционного, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных властей по этому поводу была четко сформулирована В. И. Лениным в 1922 г. в письме к Народному комиссару юстиции РСФСР Д. И. Курскому в связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса. Глава Советского правительства писал, что «мы ничего частного не признаем», для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Не случайно большинство авторов советского периода к делению права на публичное и частное относились отрицательно.

В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. отношение к этой проблематике изменилось, частное право стало рассматриваться как фактор общественного прогресса. В 1991 г. был создан Исследовательский институт частного права при Президенте РФ — государственное учреждение, осуществляющее научно-профессиональную разработку и экспертизу проектов правовых актов, направленных на установление общих правовых начат гражданского общества и развитие рыночных отношений.

В настоящее время в системе права России при сохранении её деления на отрасли и институты используется классификация права на публичное и частное, как и во многих других странах мира. Тем не менее нашей стране еще предстоит найти оптимальное соотношение между публично-правовыми (т. с. общественно-государственными) и частноправовыми интересами и соответствующим правовым регулированием . С одной стороны, традиционный приоритет публичного начала исторически пронизывает правовую и политическую идеологию (и даже психологию). С другой стороны, в ходе исторического развития грани между публичным и частным правом в ряде областей жизни общества стираются, возникают смешанные публично-правовые и частноправовые отношения (по трудовым вопросам, социальному обеспечению и др.).

Отличие частного права от публичного права.

Римские юристы делили все право на две части:

• публичное право (jus publikum);

• частное право (jus privatum).

По Ульпиану, «публичное право относится к положению Римского государства, частное — к пользе отдельных лиц; существует полезное в общественном отношении и полезное в частном. Публичное право включает в себя святыни, служение жрецов, положение магистратов. Частное право делится на три части, ибо оно составляется или из естественных предписаний, или из предписаний народов, или из предписаний цивильных».

Критерием разграничения публичного и частного права является интерес, который защищается этим правом.

Для публичного права — это интересы Римского государства; для частного — интересы отдельных лиц. Сравнительный анализ 800 дошедших до нас законов указывает на небольшой удельный вес законов, касающихся «частного права» (только 30 из 800).

Таким образом, критерием различия областей частного права и публичного права, по мнению Ульпиана, служит характер интересов, защищаемых правом: к области публичного права принадлежат нормы права, ограждающие интересы государства, к области частного права – нормы, ограждающие интересы отдельных лиц. Ульпиан указывал, что публичное право включает в себя «святыни, служение жрецов, положение магистратов», т.е. сюда относятся нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами. Отношения же отдельных индивидов между собой регулируются частным правом, поэтому нормы его воплощаются в институтах семейного права, а также в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг: собственность, наследование, обязательства и т.п.

Частное право включает в себя комплекс имущественных и комплекс личных прав. Особенность имущественных прав состоит в том, что ими можно распоряжаться, т. е. они могут быть и являются объектами хозяйственного оборота. Личные же права абсолютны,они неотчуждаемы и существуют постольку, поскольку существует их носитель (права супругов, родителей, детей и т. п.),поэтому личные права и их субъекты неотделимы друг от друга.

Частное право отличается от публичного также и тем, что субъекты его, в соответствии с уполномочивающим и диспозитивным характером норм, автономны в своих действиях (непосредственная регулирующая деятельность государства здесь ограничена): собственник вправе защищать свое имущество или не защищать, содержание договора устанавливается сторонами, интересы лица защищаются лишь по его требованию и в пределах заявленного притязания. В публичном праве нет места подобным альтернативам, например, его субъект не может сам определять, платить налоги или не платить: императивные нормы действуют независимо от воли частного лица. Вместе с тем нельзя считать, что весь массив частного права формируется исключительно уполномочивающими и диспозитивными нормами. Напротив, в него включаются и императивные номы, но суть заключается в том, что они не являются определяющими. Автономия субъектов частного права не беспредельна, границы ее очерчиваются публичным правом: «Частные соглашения не могут изменить предписаний публичного права».

Особенности норм публичного права:

императивные (повелительные, безусловно обязательные) – содержали властные предписания, отступления от которых не допускались;

общеобязательные – предписывали совершать положительные действия;

повелительные – приказывали совершать определенные действия.

Особенности норм частного права:

уполномочивающие – предоставляли участникам возможность самим определять складывающиеся отношения, совершать определенные действия; устанавливались сторонами (участниками договорных отношений);

условно – обязательные – могли возникнуть в процессе деятельности, а могли и не возникнуть;

диспозитивные – предоставляли участникам отношений возможность самим решать вопрос об объеме и характере прав и обязанностей.

Сфера действия частного права в Риме была весьма широка. Гражданско – правовыми считались и некоторые их отношений, признаваемых в других правопорядках публично – правовыми: например, кража рассматривалась в римском праве как частное правонарушение (delictum privatum), тогда как во всех позднейших формациях кража признается уголовным преступлением, т.е. относится к публичному праву.

Деление права на частное и публичное было воспринято буржуазными правовыми системами и сохраняется до сих пор. Это обстоятельство обусловливает необходимость более полной характеристики этого деления.

Современное понятие частного права включает в себя следующие отрасли: гражданское право, торговое и семейное право (в правовых системах, которые содержат такие отрасли права). Римская правовая система не знала еще ни торгового, ни семейного права как самостоятельных отраслей. Поэтому частное право и гражданское право в римской правовой системе выступали как однозначные категории. Современное частное право по своему объему значительно шире.

Все остальные отрасли современных правовых систем представляют собою публичное право. Такие отрасли, как государственное (конституционное), административное, финансовое и др., безусловно, опосредствуют государственные интересы и потому являются публичными. Однако конфликт уголовно-правового характера даже между частными лицами (так называемые дела частного обвинения) входят в сферу публичного права, поскольку такое правонарушение является общественно опасным и затрагивает интересы общественного порядка.

Советская правовая система не восприняла деления на частное и публичное право. Когда в условиях нэпа формировалась новая отрасль советского социалистического гражданского права, В.И.Ленин учил не перенимать старое буржуазное понятие о гражданском праве, а вырабатывать новое гражданское право, новое отношение к «частным» договорам: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное». В.И. Ленин требовал при разработке нового гражданского законодательства расширить применение государственного вмешательства в «частноправовые» отношения, расширить право государства отменять «частные» договоры. При этом он категорически предписывал к новым «гражданским правоотношениям» применять «не corpus juris romani. a наше революционное правосознание».

Таким образом, советское гражданское законодательство с первых дней своего рождения твердо стало на позицию всеобщего контроля за сферой «частной» деятельности, «частными» правоотношениями, чтобы искоренить злоупотребления и преступления как частных предпринимателей, так и государственных служащих в период новой экономической политики.

Частное римское право содержало стройную разработанную систему норм, регулирующих различные виды имущественных и иных отноше­ний, и вследствие этого оно стало предметом анализа и изучения не только в научных кругах, но и в учебном процессе.

Исторические системы Римского права классического периода

Публичное право

Публичное право это совокупность норм, институтов, отраслей, которые регулируют «вертикальные» отношения власти и подчинения и являются областью реализации полномочий носителей публичной власти, определяемых разрешительным режимом правового регулирования «разрешено только то, что закреплено в законе».

Нормы, институты и отрасли публичного права обусловлены теми возможностями делать государственную работу, которыми наделяет носителей публичной власти гражданское общество и его институты — электорат, политические партии.

К области публичного права традиционно относят нормы, институты, отрасли, регулирующие субординационные общественные отношения: административно-правовые, налогообложения, инвестиционные, международные (публично-правовые), уголовно-правовые [6,с.16].

Публичное право, по определению Ю.А. Тихомирова, есть своего рода функционально-структурная подсистема права, выражающая государственные, межгосударственные и общественные отношения.

Публичное право выступает как совокупность отраслей права, которые регулируют отношения, обеспечивающие общий, совокупный (публичный) интерес господствующего класса, трактуемый как общегосударственный интерес, в отличие от отраслей права, направленных на защиту частного интереса индивидуального собственника [5,с.16].

Та часть системы действующего права, нормы которого направлены на защиту общего блага, связаны с полномочиями и организационно-властной деятельностью государства, с выполнением общественных целей и задач, в отличие от частного права (лат. jus privatum), которое защищает интерес личности, обеспечивает свободную самореализацию гражданина, право частной собственности и частного предпринимательства и основано на отношениях равноправных сторон.

Публичное право регулирует отношения государства, его органов с гражданами, общественными объединениями, хозяйствующими структурами, отношения между государственными органами. При этом орган государства выступает в качестве носителя властных (публичных) полномочий, обеспечивающих интересы всего общества, отдельных его социальных слоев, групп [6,с.17].

В сфере публичного права властный орган может императивно предписывать определенные варианты поведения граждан и других субъектов права, требовать от них точного соблюдения предписаний законодательства, применять к нарушителям меры юридической ответственности.

Для публичного права характерны регулирование с помощью императивных (категорических) норм, которые не могут быть изменены участниками правоотношений. Для публично-правовых отношений характерно неравноправие сторон. Одной из таких сторон обычно выступает государство либо его орган (должностное лицо), обладающие функцией веления [6,с.17].

Существование публичного и частного права как элемента гражданского общества — необходимая предпосылка ограничения и установления пределов вторжения государства в сферу личных имущественных и иных интересов: установления надежных способов защиты прав и законных интересов граждан, их объединений, частных хозяйственных структур: предотвращения подмены гражданско-правовых способов защиты субъективных прав личности административно-правовыми [3,17].

Публичное право включает в себя такие отрасли права, как конституционное (государственное), административное, финансовое, уголовное, уголовно-исполнительное, международное публичное, процессуальные отрасли.

Деление права на публичное и частное впервые было признано в Древнем Риме. Известна формула римского юриста Ульпиана, что публичное право относится к положению римского государства, а частное — к пользе отдельных лиц. Не все ныне существующие системы права строятся на таком разделении. Так, англосаксонская правовая система в отличие от континентальной правовой системы его не знает. Отсутствует оно и в традиционном мусульманском праве.

Советская официальная юридическая доктрина отвергла идею деления права на публичное и частное как не соответствующую природе нового строя, провозгласившего отмену частной и приоритет общественной (прежде всего государственной) собственности.

Следствием этого стали широкое вмешательство государства в хозяйственную жизнь, ограничение прав личности в имущественных отношениях, запрет проявления частной инициативы, что привело к застою хозяйственной деятельности, неэффективности развития экономики.

Высказанное вначале 20-х гг. при разработке ГК положение В.И. Ленина о том, что «мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное», длительное время служило методологической основой для юридической теории и практики [5,с.18].

Ныне внедрение институтов рыночной экономики, признание права частной собственности и частного предпринимательства побуждают возродить идею о разделении права на публичное и частное, активно использовать ее в законодательной и правоприменительной деятельности.

Четко и абсолютно разделить публичное и частное право в принципе нельзя. В отраслях публичного права часто присутствуют элементы частного права, и наоборот. Так, в семейном праве, традиционно считающемся отраслью частного права, имеются такие публично-правовые институты, как порядок расторжения брака, лишение родительских прав [6,с.18].

В трудовом праве также тесно сочетаются публично-правовые (расторжение трудового договора по инициативе администрации, наложение дисциплинарных взысканий) и частноправовые (заключение трудового договора, его расторжение по инициативе работника) элементы.

В современных государствах все больше проявляет себя тенденция к взаимному проникновению норм публичного и частного права, что связано в первую очередь с возрастанием воздействия государства на экономические отношения [6,с.18].

Рост социальной деятельности государства по охране прав личности, социальному обеспечению, регулированию цен побуждает использовать административно-правовые средства в тех сферах отношений, которые традиционно относились к частному праву.

Создан институт обязательного договора, заключаемого по предписанию государственного органа. Расширяется административное регулирование предпринимательской и торговой деятельности.

С другой стороны, возрастание роли государства в организации работы промышленных, торговых, строительных и иных предприятий, в первую очередь тех, которые находятся в собственности государства, расширяет использование частноправовых институтов и средств в хозяйственной деятельности такого рода предприятий [7,с.19].

Поскольку публичное право есть то, которое относится к положению государства, выясним, что включает в себя понятие «государство».

Государство — политико-социальная, территориальная организация власти, располагающая специальным аппаратом принуждения и управления, способная делать свои веления обязательными на всей территории страны. Государство выступает как политическая, структурная и территориальная организация общества, как его своеобразная внешняя оболочка [8,с.19].

Поэтому, когда говорят о государстве имеют ввиду государство не столько как особый аппарат, своеобразную «машину», сколько государственно-организованное общество (объединяющее в себе политическую, территориальную и структурную организацию общества).

Сущность современного государства проявляется в том, что оно служит в качестве средства общественного компромисса, учета интересов различных групп и слоев населения и снятия или смягчения противоречий механизма управления делами общества [8,с.19]. Функции государства — главные направления его деятельности, в которых выражается его сущность и социальное назначение, цели и задачи государства по управлению общества в присущих ему формах и методах. В соответствии с функциями государства создается структура его органов управления: представительных, исполнительно-распорядительных, судебных, охраны общественного порядка, национальной безопасности, надзорно-контрольных.

Публичное право — это отрасль Российской правовой системы, регулирующая общественные отношения, обладающие своей спецификой. Специфику определяет предмет (суть) публичного права — это общественные отношения, связанные с государственной управленческой деятельностью, с организацией и реализацией государственной власти, охраной правопорядка, производством по делам о правонарушениях [7,с.20].

Системой органов государства и органов местного самоуправления, использованием государственной собственности, обеспечения деятельности государства (образование, использование, распределение денежных фондов государства и т. п.). Причем государство выступает арбитром в спорах — тогда, когда уже не действуют частные соглашения [8,с.20].

Основным методом публичного права является метод государственно-властных предписаний одних участников отношений к другим; государство само устанавливает виды и меры государственной охраны общественных отношений. Принципы публичного права определяются в основном Конституцией РФ:

  • · принцип законности;
  • · справедливости;
  • · гуманизма;
  • · равенства.2.3 Частные и публичные правоотношения

Частные и публичные правоотношения, обладая рядом общих признаков и свойств, присущих всем правоотношениям в правовой сфере, отличаются между собой по многим существенным признакам. В российской досоветской юридической литературе основное различие между публичными и частными правоотношениями Ф.В. Тарановский проводит в зависимости от непосредственного участия в них субъекта государственной власти.

Публичными признаются все те правоотношения, одним из субъектов которых является государство (через свои органы) со специфическим своим характером носителя принудительной власти; частными признаются те отношения, в которых государство отсутствует в качестве субъекта, или же выступает на одной стороне отношения, но лишь как носитель имущественных интересов (фиск, казна) [9,с.21].

Деление Ф.В. Тарановским правоотношений на публичные и частные в зависимости от непосредственного участия в них носителей принудительной государственной власти вносит ясность в вопрос о том, что указанными носителями государственных властных полномочий являются, в первую очередь, само государство, государственные органы и государственные должностные лица [8,с.21].

Однако при этом остается все же открытым вопрос о характере тех правоотношений, в которых одним из таких субъектов являются, например, граждане, политические партии и иные социальные институты не просто как носители имущественных интересов, а как субъекты публичного права.

Вместе с тем, само по себе утверждение о том, что публичными являются те правоотношения, в которых одним из субъектов участвует само государство как носитель принудительной власти, никаких сомнений не вызывает. Можно полагать, что такие правоотношения представляют собой классическую разновидность публичных правоотношений, хотя и не исчерпывают собой все возможные варианты правоотношений публичного характера [9,с.21].

Констатация того факта, что публичными являются те правоотношения, в которых одним из субъектов является носитель государственно-властных полномочий, дает, в частности, четкий и формально определенный критерий выделения данной группы правоотношений. Одна из особенностей публичных правоотношений состоит в том, что они носят в большинстве случаев вертикальную направленность и являются субординационными, поскольку субъекты государственно-властных полномочий занимают свое строго определенное место на различных ступенях иерархической лестницы государственного механизма, имея заранее очерченный круг правомочий.

Цель этих правомочий заключается в выполнении лицом известных общественных обязанностей. Поэтому нормы публичного права точно определяют, как лицо должно пользоваться своими правами, причем оно не может ими не пользоваться: губернатор, например, не может не пользоваться правом управлять губернией; ротный командир не может не пользоваться своим правом командовать ротой; профессор не может не пользоваться своим правом читать лекции.

Обязанность пользоваться правами присуща большей части публичных прав, тогда как по отношению к частному лицу такой обязанности не существует [10,с.22]. Субъект государственно-властных полномочий как сторона в публичном правоотношении не является полностью распорядителем своих правомочий, поскольку за ним непосредственно стоит государство как некое третье лицо, права и обязанности которого осуществляет данный субъект.

Субъектами всякого публичного правомочия являются непременно два лица — тот или иной индивидуальный носитель правомочия и то социальное целое, в права коего облекается индивид.

В каждом публичном правомочии субъектом непременно является, во-первых, та или иная общественная группа, во-вторых, индивид, через которого социальное целое осуществляет свои права [10,с.22].

В отличие от носителя государственно-властных полномочий как стороны публичного правоотношения, за которым стоит непосредственно государство как третье лицо, субъекты частного правоотношения являются самостоятельными распорядителями своих правомочий.

В области частно-правовых отношений лицо является самостоятельным распорядителем своего права. Будучи субъектом частного права, я свободен, пользоваться моими правами или нет, сохранять их за собой или передавать другому лицу.

Вообще нормы частно-правового характера не дают указаний, как индивидуум должен пользоваться предоставленными ему правами, а лишь полагают ему известные пределы, причем в этих пределах отдельное лицо вполне самостоятельно.

В сфере частно-правовых отношений главная функция правовых норм заключается в обеспечении лицу мирного пользования известной сферой внешней свободы [10,с.23]. По отношению к участникам частного правоотношения государство занимает как бы равноудаленную позицию.

Здесь государственная власть принципиально воздерживается от непосредственного и властного регулирования отношений; здесь она не ставит себя мысленно в положение единственного определяющего центра, а, напротив, предоставляет такое регулирование множеству иных маленьких центров, которые мыслятся как некоторые самостоятельные социальные единицы, как субъекты прав.

Такими субъектами прав в большинстве случаев являются отдельные индивиды — люди, но сверх того, и различные искусственные образования — корпорации или учреждения, так называемые лица юридические. Все эти маленькие центры предполагаются носителями собственной воли и инициативы [11,с.23], и именно им предоставляется регулирование взаимных отношений между собой.

Государство не определяет этих отношений от себя и принудительно, а лишь занимает позицию органа, охраняющего то, что будет определено другими. Оно не предписывает частному лицу стать собственником, наследником или вступить в брак, все это зависит от самого частного лица или нескольких частных лиц (контрагентов по договору).

Но государственная власть будет охранять то отношение, которое будет установлено частной волей. Если же она и дает свои определения, то, по общему правилу, лишь на тот случай, если частные лица почему-либо своих определений не сделают, следовательно — лишь в восполнение чего-либо недостающего.

Так, например, на случай отсутствия завещания государство определяет порядок наследования по закону. Вследствие этого нормы частного права, по общему правилу, имеют не принудительный, а лишь субсидиарный, восполнительный характер и могут быть отменены или заменены частными определениями (jus dispositivum).

Вследствие же этого гражданские права суть только права, а не обязанности: субъект, которому они принадлежать, волен ими пользоваться, но волен и не пользоваться; неосуществление права не составляет никакого правонарушения.

Таким образом, если публичное право есть система юридической централизации отношений, то частное право, наоборот, есть система юридической децентрализации: оно по самому своему существу предполагает для своего бытия наличность множества самоопределяющихся центров [10,с.24].

Если публичное право есть система субординации, то гражданское право есть система координации; если первое есть область власти и подчинения, то второе есть область свободы и частной инициативы. Различия между частными и публичными правоотношениями имеются также в порядке образования и ликвидации самих субъектов публичных и частных прав.

Государственные органы и государственные учреждения, в отличие, например, от юридических лиц, не могут прекратить своего существования по собственной воле. Кроме того, различия между публичным и частным правоотношением касаются и способов рассмотрения споров и защиты прав [10,с.24].

В спорах о частном праве частные лица, стороны, играют в высшей степени самостоятельную роль: от них зависит начать процесс или прекратить его на любой стадии.

В спорах о публичном праве стороны не всегда могут прекратить спор на любой его стадии и т. д. Если споры частно-правового характера преимущественно обеспечиваются защитой в судебном порядке, то не все публичные правоотношения относятся к юрисдикции общих судов.

В публичных правоотношениях широко распространено рассмотрение споров вышестоящими государственными органами одной из сторон данного правоотношения, а также специализированными судами (например, Конституционный суд).

В современной юридической литературе различие между публичными и частными правоотношениями проводится также в зависимости от их принадлежности к правоприменению как властной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляемой в целях принятия специальных решений, направленных на возникновение, изменение или прекращение конкретных отношений [10,с.25].

Либо к отношениям, связанным с реализацией гражданами и юридическими лицами права частной или коллективной собственности на вещи в сфере гражданского права, а также трудовых отношений по найму, где человек выступает в виде особого товара — рабочей силы.

Существуют еще и иные различия между публичными и частными правоотношениями в плане их соотношения, субъектов, содержания, динамики и других элементов.

Например, изначально фундаментальное различие между частным и публичным правоотношением в юридической литературе проводится в зависимости от отраслевой принадлежности правовых норм, регулирующих данное правоотношение [4,с.25].

С этой точки зрения в современной юридической литературе принято считать, что частные правоотношения регулируются в основном нормами таких отраслей права как гражданское, семейное и трудовое право, а публичные правоотношения регулируются нормами таких отраслей права как государственное, административное, финансовое, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное и других [3,с.25].

Указанные выше различия между частными и публичными правоотношениями позволяют более подробно определить круг субъектов и области функционирования двух этих групп правоотношений. С этой точки зрения, в качестве сторон или участников частных правоотношений могут быть выделены две группы субъектов:

  • а) физические лица, не обладающие государственно-властными полномочиями;
  • б) юридические лица, не обладающие государственно-властными полномочиями. Кроме того, частные правоотношения на практике имеют преимущественное распространение в области взаимодействия указанных субъектов применительно к современному гражданскому, брачно-семейному и трудовому праву, охватывая имущественные и связанные с ними личные неимущественные правоотношения.

При более детальном подходе, частные правоотношения охватывают собой традиционно такие правовые институты как право частной собственности и другие вещные права, договоры и иные обязательства, семейные правоотношения и наследование, а также иски по защите частных прав[4,26].

Что же касается публичных правоотношений, то круг сторон или участников данных правоотношений включает в себя как физических и юридических лиц, так и государство, государственные органы, должностных лиц, а также иных носителей государственно-властных полномочий [10,с.26].

Это означает, что круг субъектов публичных правоотношений является гораздо более широким по сравнению с кругом субъектов частных правоотношений и может включать в себя любых субъектов правовой сферы.

Кроме того, область распространения публичных правоотношений также является гораздо более широким по сравнению с частными правоотношениями.

Выше уже указывалось о том, что в частных правоотношениях управомоченная сторона как носитель субъективного права обладает известной свободой воли в изменении или прекращении своего субъективного права, является распорядителем своих правомочий [11,с.26].

Субъект частного права, например, может отказаться от своего права купить или продать вещь, вправе расторгнуть брачный союз, простить имущественный долг или уменьшить его размер и т. д. Однако здесь необходимо особо подчеркнуть, что указанная динамика субъективного права и ее зависимость от воли субъекта относятся к уже возникшему и существующему правоотношению [12,27].

Поэтому высказанные суждения являются истинными применительно к динамике наличного субъективного права стороны правоотношения и характеризуют определенным образом порядок и динамику только дальнейшего изменения или прекращения правоотношения [13,27].

Что же касается процесса возникновения правоотношения, то ее динамика не совпадает с динамикой процесса изменения и прекращения правоотношения, имеет свои отличительные черты и признаки.

По сравнению с динамикой изменения и прекращения уже возникших или существующих правоотношений, процесс возникновения частных и публичных правоотношений характеризуется рядом отличительных признаков, имеющих существенное значение.

Предварительно рассмотрим данный процесс на примере правоотношений из частно-правового договора, а затем из деликта.

Показательными примерами правоотношений из частно-правового договора являются правоотношения купли-продажи, вступления в брак, заключения трудового договора.

Для возникновения этих конкретных правоотношений «горизонтального» типа в сфере действия частного права требуется согласованное волеизъявление обеих сторон как юридически равноправных и относительно независимых друг от друга субъектов [14,27].

Для вступления в эти правоотношения потенциальные участники обладают свободой своей воли. В силу данного обстоятельства соответствующее волеизъявление только одного из субъектов (например, предложение о купле или продаже, вступлении в брачный союз, подписании трудового контракта и т.д.) не является достаточным для возникновения конкретного двустороннего правоотношения [15,с.28].

Другой субъект, к которому было обращено предложение, может, например, отказаться от сделанного ему предложения и тем самым предотвратить в данном случае само возникновение правоотношения.

Следовательно, возникновение правоотношения здесь прямо зависит от волеизъявления как одного, так и другого субъекта [16,28].

Зависимость между волеизъявлением субъектов указанных частных правоотношений и их субъективными правами и юридическими обязанностями, поскольку в соответствии с объективным правом для возникновения данных субъективных прав и юридических обязанностей сторон правоотношения нужно их согласованное волеизъявление, имеет причинно-следственный характер [17,28].

Речь идет о том, что субъективные права и юридические обязанности сторон, а также само правоотношение является следствием волеизъявления их сторон.

Причем, субъекты в таких случаях обладают свободой воли вступать или не вступать в указанные договорные правоотношения. Например, в таких случаях каждый из субъектов может свободно купить или продать вещь, а может также отказаться от купли-продажи, может свободно вступить или не вступить в брачный союз, заключить или не заключать трудовой договор [18,с.28].

Таким образом, в частных правоотношениях их договора возникновение субъективных прав и корреспондирующих им обязанностей обычно зависит от усмотрения и желания самих субъектов.

Поэтому такие субъективные права и юридические обязанности, которые возникают по воле и усмотрению самих субъектов, можно охарактеризовать как причинно-зависимые от их волеизъявления.

Отличительный признак данных правоотношений состоит в том, что динамика их возникновения в определенной мере подчиняется воле и волеизъявлению субъектов, которые затем становятся либо не становятся сторонами правоотношения.

Следовательно, в правовой сфере среди частных правоотношений можно выделить особую группу правоотношений из договора, в рамках которых процесс приобретения субъективных прав и юридических обязанностей находится в прямой причинно-следственной зависимости от воли и волеизъявления их потенциальных участников [19,с.29].

Однако в правовой сфере, как уже отмечалось, не все субъекты обладают свободой воли самостоятельно приобретать свои субъективные права и юридические обязанности.

Механизм правового регулирования общественных отношений строится таким образом, что субъекты в установленных случаях вынуждены вступать в правоотношения, вынуждены приобретать субъективные права или юридические обязанности.

Примером этого служить процесс возникновения субъективных прав и юридических обязанностей сторон в случае возникновения правоотношения из деликта. Как уже отмечалось, гражданско-правовой деликт есть правонарушение, вследствие которого у одного (или нескольких субъектов) возникает юридическая обязанность (обязанности), а у другого субъекта (субъектов) возникает корреспондирующее этой обязанности субъективное право (права) [19,с.29].

В силу деликта у нарушителя юридическая обязанность возникает помимо его воли или даже против его воли. Примерно также дело обстоит с возникновением корреспондирующего указанной обязанности субъективного права другой стороны в правоотношении из деликта. В случае деликта обладатель субъективного права становится стороной правоотношения также независимо от своей воли и акта своего волеизъявления [20,с.29].

Другое дело, что субъект может затем отказаться от реализации своего субъективного права, но это уже относится к процессу изменения или прекращения возникшего из деликта правоотношения. Например, кредитор как обладатель субъективного права в уже существующем правоотношении может простить долг или уменьшить его размеры.

Еще одним примером возникновения правоотношения независимо от воли сторон или участников может служить конкретное двустороннее правоотношение, которое возникает между застрахованным и страхователем по факту причинения имущественного вреда застрахованному вследствие землетрясения, наводнения или удара молнии.

В данном случае юридический факт причинения вреда каким-либо образом, косвенно или прямо, не связан с волей и волеизъявлением сторон. Поэтому правоотношение возникает помимо воли и волеизъявления страхователя или застрахованного, даже вопреки воле сторон или одной из сторон (страхователя или застрахованного) [20,с.30].

С учетом того, что ранее между сторонами был заключен договор страхования и они предвидели возможность наступления того или иного события, речь в данном случае идет о возникновении совершенно нового правоотношения между сторонами, в котором у сторон появляются новые субъективные права и юридические обязанности [20,с.30].

Конечно, предварительное заключение договора страхования зависело от согласованного волеизъявления сторон и требовало такого волеизъявления под угрозой недействительности договора, но затем факт причинения вреда стал событием, никак не зависящим от воли сторон и повлекшим за собой появление нового правоотношения между субъектами.

Речь идет в данном случае и о том, что предусмотренные в страховом договоре события могли и не произойти или же произойти в другое время.

Таким образом, в правовой сфере имеется также круг субъектов, которые не обладают свободой воли в приобретении своих субъективных прав и юридических обязанностей в правоотношении [20,с.30].

Многие субъективные права и юридические обязанности возникают помимо воли и волеизъявления субъектов или против их воли, а участие в правоотношении для субъектов является обязательным в силу требований объективного права.

В таких правоотношениях различные субъекты участвуют вынужденно, помимо своей воли и желания, без факта волеизъявления. Данные правоотношения присущи как сфере действия норм частного права, так и норм публичного права. Они возникают, прежде всего, в результате различного рода юридических фактов, которые имеют характер абсолютных событий, а также действий другой стороны или третьих лиц [21,с.31].

В сфере публичного права аналогично правоотношению из гражданско-правового деликта возникает уголовно-правовое отношение вследствие совершения преступления. Обычно преступлением признается общественно опасное противоправное и виновное деяние, совершенное умышленно или неосторожно.

Однако если оценивать преступление с точки зрения воли государственной власти и воли подавляющего большинства добропорядочных и законопослушных граждан, то любое преступление совершается против и помимо их воли, а потому служит для них нежелательным и не зависящим от их воли событием, хотя и совершается по воле одного либо нескольких преступников [21,с.31].

Вряд ли будет правильным полагать, что государство, государственные органы и их должностные лица могут допустить, например, террористический акт или захват заложников, если это будет зависеть от их воли.

Следовательно, можно утверждать, что преступления обычно совершаются помимо и независимо от воли государства и государственных органов, а также независимо от воли многих иных субъектов в лице законопослушных граждан [21,с.31].

Существует еще третий вид зависимости между волеизъявлением участников правоотношения и возникновением их субъективных прав (юридических обязанностей). Он наблюдается в тех случаях, когда в соответствии с объективным правом субъективные права и юридические обязанности участников правоотношения возникают в результате волеизъявления только одного из потенциальных участников правоотношения.

Такие правоотношения, которые возникают в зависимости от воли и волеизъявления какой-либо одной стороны правоотношения, можно наблюдать, прежде всего, в сфере действия норм публичного права [21,с.32].

В таком случае между определенным гражданином и определенным государственным органом возникает совершенно конкретное правоотношение.

Тем самым волеизъявление гражданина, выраженное должным образом, становится достаточным основанием (юридическим фактом) для возникновения субъективных прав и корреспондирующих юридических обязанностей сторон в конкретном правоотношении.

Что же касается юридически обязанной стороны в данном правоотношении, т. е. государственного органа, то эта сторона по своей воле не может предотвратить возникновение правоотношения либо отказаться от участия в правоотношении [19,с.32].

Поэтому можно полагать, что в данном случае возникновение конкретного двустороннего правоотношения в силу действия норм объективного права зависело от воли и волеизъявления только одной стороны.

Еще одним примером возникновения правоотношения по воле только одной из сторон является известное многим абсолютное правоотношение собственности, когда вследствие приобретения лицом вещи в собственность на всех других субъектов налагается юридическая обязанность не нарушать это субъективное права собственника [21,с.32].

Приведенные примеры, количество которых можно при необходимости продолжить, показывают то, что метод возникновения конкретных правоотношений по воле только одной из сторон, находит достаточно широкое применение в правовой сфере.

Таким образом, приведенные выше примеры показывают, что объективное право предусматривает случаи как свободного, так и вынужденного вступления субъектов в правоотношение, свободного или вынужденного приобретения субъективных прав или юридических обязанностей [21,с.33].

При этом следует особо отметить, что, если в случае свободного вступления субъекта в правоотношение обязательным условием является акт его волеизъявления, то, напротив, в случае вынужденного вступления субъекта в правоотношение, его волеизъявления может и не потребоваться.

Речь идет о том, что в случаях вынужденного вступления субъекта в правоотношение, он может стать стороной правоотношения как вопреки своей воле (т. е. при отрицательном волеизъявлении), так и помимо своей воли (т. е. при отсутствии всякого его волеизъявления).

Что же касается свободного или добровольного вступления субъекта в правоотношения, то оно обычно требует предварительного или последующего, зачастую должным образом выраженного его волеизъявления.

Таким образом, в результате исследования частных и публичных правоотношений можно констатировать, правоотношение есть урегулированное нормами объективного права общественное отношение, в котором субъективные права и юридические обязанности возникают вследствие волеизъявления самих сторон либо одной стороны [21,с.33].

Словом, теория права выделяет различные грани взаимодействия нормы права и правоотношений. Нормы права в своей совокупности образуют то объективное, положительное право, о котором речь шла выше и которое выражалось в законах и иных формах права.

В конкретном же правоотношении это объективное право преобразуется в конкретное, субъективное право, т.е. право, которое конкретному субъекту для конкретных ситуаций устанавливает правомочия, обязанности, ответственность, устанавливает рамки его поведения, и всё это при определённых условиях [21,с.33].

15.5 Публичное и частное право

Публичное и частное право

Группировка отраслей права в две категории — отрасли публичного и частного права восходит к эпохе Древнего Рима. Римский юрист Ульпиан (II–III вв.) считал, что публичное право охраняет общие интересы государства, а частное — интересы отдельных лиц. Каждое из этих подразделений системы права объединяет совокупность однородных по своим признакам отраслей права. Публичное право состоит из отраслей, которые связаны с полномочиями и функционированием государства — конституционного, административного, финансового, уголовного, уголовно-процессуального, международного публичного права, а частное право обслуживает потребности людей, возникающие на основе имущественных и личных неимущественных отношений, — гражданское, семейное, международное частное право. Они сформировались как относительно самостоятельные сферы регулирования и отражают особенности предмета и метода регулирования.

Однако деление отраслей права по критерию — чьи интересы охраняют и защищают данные отрасли права — весьма условно, поскольку даже в таких, сугубо частных сферах, какими являются семейное и трудовое право, допускается вмешательство государства. Так, дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению государственных или общественных организаций, а также по иску прокурора (ст. 59 СК РФ). При рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства, т. е. государственный орган (ст. 65 СК РФ). Решения комиссии по трудовым спорам исполняются судебными приставами в принудительном порядке, если оно не было исполнено в установленный срок (ст. 389 ТК РФ).

Вследствие этого в юридической науке назывались различные критерии для разграничения частного и публичного права.

Одни ученые предлагали использовать материальный критерий, считая, что частное право должно регламентировать лишь имущественные, т. е. гражданско-правовые, отношения. Однако этот критерий имеет тот недостаток, что государство может защищать свои интересы и в имущественной сфере, например при приватизации государственного имущества.

Другие ученые исходят из способа судебной защиты — по чьей инициативе возбуждается судебное дело. И если этот критерий вполне применим при возбуждении уголовных и административных дел, то, как уже отмечалось, и в частноправовой сфере возможно возбуждение дела по иску прокурора — о лишении родительских прав.

В литературе предлагалось использовать и другие критерии, но все они не являются универсальными, поскольку имеют исключения.

В настоящее время для членения права на частное и публичное используется критерий, разработанный еще Ульпианом, и одновременно указывается, что для публичного права характерны следующие черты:

1) императивность норм;

2) ориентация на удовлетворение публичных, общественных интересов;

3) иерархические отношения субъектов публичных отношений;

4) одностороннее волеизъявление субъектов;

5) широкая сфера усмотрения государственных органов и должностных лиц;

6) санкции преимущественно штрафного (карательного) характера;

7) большая степень централизованного урегулирования.

Частному праву присущи следующие особенности:

1) равенство субъектов правоотношений;

2) диспозитивное содержание правового регулирования;

3) свободное волеизъявление субъектов при реализации своих прав;

4) ориентация на удовлетворение личных или корпоративных интересов;

5) самоответственность по своим обязательствам и действиям;

6) правовосстановительные санкции;

7) децентрализованность, так как субъекты могут своей волей определить условия собственного поведения (например, брачный договор в семейном праве, договор подряда в гражданском праве, условия авторского договора и т. д.).

Иногда в качестве особенностей частного права называют широкое использование договорной формы регулирования отношений. Однако в последнее время договор достаточно широко используется и в сфере оформления публичных отношений.

Проблема разграничения публичного и частного права является дискуссионной в юридической науке. Это объясняется тем, что в различных отраслях права наблюдается взаимопроникновение и тесное сотрудничество публичных и частных начал. Отсюда границы между частным и публичным правом подвижны, но это не меняет частноправовой или публично-правовой принадлежности той или иной отрасли права.

Надо отметить, что не все национальные системы права знают деление права на частное и публичное, например, английское право выделяет в системе права общее право, право справедливости и статутное право.

Статья написана по материалам сайтов: helpiks.org, studwood.ru, law.wikireading.ru.

»

Это интересно:  Что входит в систему права
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector